Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:28 

Не реви!

Yaoi Trio
Не знаю, что на нас с Ди нашло, решили мы написать вот нечто такое... совсем нам не свойственное. Это про двух людей, совершенно не похожих друг на друга, и совсем не подходящих, но любовь, она ведь такая превередливая штука. Надеюсь, вам понравится. Флёр

"Быстрее!" - мысленно скомандовал себе мальчик и прибавил скорость.
Он несся как ветер, почти бесшумно, лишь шуршали о безупречно гладкий асфальт колесики роликов.

Он отделился от группы подростков на роликах и скейтах, так было легче смешаться с толпой, что бы сбить с толку преследователей, ехать с ними некоторое время, но теперь ему совсем в другую сторону. Теперь, все хорошо. Тисл, так звали мальчишку, не оглядывался. Он никогда не оглядывался, когда за ним была погоня, это был дурной знак, для него. Но и останавливаться он не собирался, лучше уехать подальше, в рукаве была надежно спрятана маленькая дамская сумочка - сегодняшняя добыча, нет, не его, одного из мальчишек из их банды.

"Быстрее!" - вновь скомандовал он. - "Будь Жак не ладен со своим воровством, ну почему всегда я? Почему, когда его спасать надо он вспоминает меня?"

Еще пять кварталов, и он в безопасности. Затеряться в портовых районах проще простого, да и полиция туда не охотно суется.


Люсьен немного задумался. Он ехал как на автопилоте, да и дорога под колесами была изъезжена не на один раз. Люсьен улыбался сам себе, своему настроению, тому, как прекрасна была природа вокруг. Древний Авиньон город церквей и рыбы. Нелепость сравнения, слегка выбила его из колеи.

Впрочем, оказалось, что это не нелепость сравнения. Какой-то мальчишка, появившийся, из-за угла, как чертик из табакерки почти попал под машину. Люсьен резко остановился, выбегая из машины. На его счастье, мальчишка был на роликах.

- Черт! - мальчишка приземлился задницей прямо на асфальт. Он не заметил машины, - Черт... - повторил еще раз мальчишка в тщетных попытках подняться. Ноги подкашивались и дрожали, руки не слушали, голова закружилась, и весь мир ушел из-под ног.

Погоня, а теперь еще и то, что его сбили, для Тисла то было слишком.

Черные волосы выбились из-под бейсболки, слегка приоткрытые губы дрожали. Нет, он не собирался зареветь, Тисл не плакал уже давно, но... Все так нелепо складывалось...

Он поднял сапфировые, блестящие глаза на водителя. Ему было 15, но он упорно врал всем без исключения, даже пьянчужке матери, которая и не помнила уже, когда его родила, что ему недавно исполнилось 17. Он был красив, даже слишком красив для портовых кварталов, поэтому часто приходилось бороться. Бороться за все. Даже за саму жизнь, это было проще сделать, будучи старше.

При очередной попытке подняться мальчишка рухнул и, ударившись головой о бампер машины, потерял сознание.

На обочине остановились несколько прохожих, с интересом наблюдая за происходящим.

На глазах водителя были солнцезащитные очки. Очень дорогие, в их отблеске отразился взгляд фиалковых глаз, перед тем как они закрылись. Водитель - молодой еще мужчина, ему вряд ли было больше 25, одетый в прекрасно сидящий на нем светлый льняной костюм подбежал к мальчику. Он приподнял его голову. Мальчик дышал, уже неплохо.

"Черт, я задумался, и вот результат - сбил человека", - Люсьен нахмурился, он корил себя за произошедшее.

"Кажется, мальчик не сильно пострадал, но это из-за того, что он был на роликах и откатился".

Он поднял мальчика и перенес его в машину. Тяжело вздохнув, не то чтобы он надорвался, пронеся довольно не очень крупного мальчика два метра, просто он не очень любил проявлений силы. Изящный костюм даже не помялся. И это удовлетворило Люсьена.

"Нужно отвести мальчика в больницу",- подумал парень, заводя машину, он еще раз посмотрел на свою добычу. И улыбнулся. Мальчик был красив. Очень красив, сразу видно гордец и упрямец, хоть и беден.

- Эй... - Тисл открыл глаза, как только машина тронулась.

На такие вещи он всегда реагировал, вспомнить хотя бы Марселя, кто он там? Француз или испанец, не важно, пират и бандюга.

- Куда?! - он попытался сесть, но голова тут же закружилась. - Черт! - видно это было любимое ругательство мальчишки. - Остановите машину, я в порядке.

Голос его был немного резок и нетерпелив, а еще, в нем был очень хорошо запрятанный страх. Сердце бешено колотилось в груди, но Тисл пытался справиться с собой. Человек, который не снимает очков, опасный человек. В кармане курточки грел сердце складной ножик, чуть, что не так, можно будет и им воспользоваться.

- Не слишком здесь хороший район чтобы останавливаться, - ответил Люсьен. То, что мальчишка быстро пришел в себя, его радовало.

- Давай отъедем подальше. Я вообще-то хотел отвести тебя в больницу.

Он грустно улыбался скорее сам себе, чем мальчику.

- Не надо в больницу, со мной все в порядке.

Уверенно произнес Тисл и даже улыбнулся для пущей убедительности, получилось весьма неплохо.

"Ладно, будем иметь от жизни все, может еще и денег, с этого богатея поимею".

Затем, улыбка мальчика переросла в оскал.

- Но если уж вам все равно, куда меня везти, то я бы предпочел кафешку больнице.

А потом можно будет вечером в порту, в тайном месте, рассказывать, как он на богаче разжился. Улыбка стала шире. Да и желудок урчал.

"Интересно, когда я ел последний раз, кажется, вчера в обед".

Парень кивнул, с легкой улыбкой. Хотя не похоже было, что он полностью согласился на наглое предложение мальчишки.

- Заедем ко мне, там тебя врач посмотрит, и перекусим за одно.

Парень улыбнулся, одними глазами, так не видно.

- Не бойся, кормят не хуже чем в кафе. Вот как животик то урчит, еды просит, - он похлопал парня по животу.

Его жесты были мягкими, но то, как он говорил, выдавало в нем уроженца Парижа, много времени проведшего в Провансе.

Он снова посмотрел на мальчишку, благо очки позволяли делать это втайне от мальчика. Красивый и задиристый. Может оставить его себе?

Вдруг пронеслась мысль в голове, мимолетная и неуловимая, почти...

- Ладно... - протянул Тисл, словно раздумывая. - Пойдет.

"Черт, да во что я ввязываюсь? Не к добру это, ох не к добру. Да и домой надо бы, хотя..., - он хмыкнул, полностью погружаясь в свои мысли. - Потом, нужно сумочку Жаку отдать и вздуть его как следует, чтобы не воровал больше".

Тисл даже кивнул. Он так сильно был погружен в себя, что не заметил, как стал что-то тихонько мурлыкать себе под нос. Что-то, очень веселое. А немного позже, можно было разобрать мотив пиратской песенки.

"Веселый мальчик, милый. Жаль, конечно, что маленький еще совсем, - он посмотрел на мальчишку через зеркало на лобовом стекле, было в нем что-то привлекательное".

Люсьен сам себе удивлялся, подобрав, пять минут назад этого мальчишку он даже не предполагал, что будет смотреть на него ТАК. Обычно ему нравились взрослые мужчины, которые носили бы его на руках, и ... что и... он даже думать не хотел. Все и... кончалось тем, что из него тянули деньги. Может взять его себе, снова вернулась мысль. Конечно, сопрет что-нибудь. Но его обычные любовники, которые ничего не крали, денег вытягивали столько, что просто так не сопрешь.

Пожалуй, можно попробовать, если что получиться это хотя бы будет искренне.

Дорога пошла на подъем. Они выехали за городскую черту. Предупреждение, о въезде на частную территорию. Ворота, а потом машина легко подкатила к большому дому. Невдалеке плескалось море, но дом, хотя язык с трудом поворачивался назвать так небольшой особняк 18 века, располагался в центре густого сада.

- Приехали, - сказал парень, снимая очки. Он тряхнул головой, - отчего довольно длинные белокурые волосы волной упали на плечи. Блондин он был натуральный. Ресницы, были чуть более яркие, чем волосы. А вот глаза были исключительного зеленого цвета. "Изумруды в золотой оправе", такое сравнение приходило на ум не одному из любовников Люсьена.

- Классно. - сделал вывод мальчишка. - Ладно, побуду немного, а потом вы меня в город отвезете.

Тисл вылез из машины и пошел к дому.

"Странный он какой-то". - Мальчик нахмурился, идя следом за парнем.

"Как не от мира сего, ну да ладно".

Подняв голову, Тисл полностью погрузился в разглядывание достопримечательностей.

"А если он грязно жопый педик?" - всплыла вдруг мысль в голове.

Кто знает этих богатеев, что там у них на уме. Мальчик нахмурился. Благо, дрался он хорошо, благодаря Изуми-сану. Классный был старик. Тисл тяжело вздохнув, вспоминая сенсея. Будь не ладны эти наркоторговцы, ведь дедушка никому не мешал. Мысли вновь вернулись к блондину.

"Если что, врежу пару запрещенный и тикать домой, а если охрану позовет, в полицию сдам, черт! Сумочка! Убью Жана".

Парень улыбнулся мальчишке. И повел в дом. На обширную, увитую виноградом террасу вела широкая лестница, с удобными перилами. На террасе находился столик и несколько кресел. Плетеные, явно ручной штучной работы. Все было очень чисто и красиво. С неким налетом элегантности и шарма, который присутствовал и в самом хозяине. В том, что парень является хозяином, а не каким приживалом, или еще кем почему-то сомнений не возникало. Во всяком случае, те несколько слуг, которых мальчик видел мельком: садовник, охрана, какой-то слуга, были с ним молчаливо вежливы. И хотя он не обращал на ни внимания, предупредительны и главное почти незаметны.

- Садись здесь, - Люсьен показал на стулья, и сними наконец свои ролики.

Он и сам сел на кресло. Единственное кресло-качалку здесь на террасе. - Сейчас принесут обед.

Он медленно и размеренно покачивался в кресле. Откинув голову, на бок, тонкие кисти лежали подлокотниках. Он и не думал отдавать каких либо указаний, звонить в колокольчик, нажимать на кнопки, или еще как-то давать указания.

Юноша кивнул.

- Ролики не сниму, я без кроссовок. - он хмыкнул, мельком взглянув на парня и стал разглядывать пляж да виноград.

Эта ситуация его немного нервировала, а этом тип, по другому его и назвать не хотелось был слишком уж... импозантный, по мнению Тисл.

"Нет, ведь точно педик!" - мальчик усмехнулся. - "С такими ухо надо держать в остро".

Тисл вспомнил Мишеля из соседнего квартала этого блондинчика изнасиловали, так он и дня не прожил, повесился.

"Ну я то легко ему не отдамся, торчок отрежу, как минимум, все равно он ему не нужен".

На лице мальчика расплылась ехидная улыбка, он еще раз посмотрел на хозяина, на этот раз пристально.

- Вообще-то, если вы не заметили, когда вы сбили меня я спешил НЕМНОГО. - сказал юноша, слегка резко и раздражительно.

Парень прекратил покачивать в кресле, и убрал изящной ладонью прядь волос, упавшую на лоб. Взгляд зеленых глаз стал очень грустным, он улыбнулся лишь кончиками губ.

"Да, получить этого мальчика будет совсем не просто". От сознания этого даже тело слегка заныло. Люсьен встал, и чтобы мальчишка не заметил его настроения и грусти в глазах, подошел к перилам террасы. Смотря вдаль, туда, где плескалось море.

- Да, заметил, - он ответил с легким запозданием. Он собрался с чувствами, потрясающе наглый пацан нравился ему все больше и больше. В его положении он пытается еще и права качать, Люсьен повернулся к парню лицом, опираясь о перила спитой, и руками. - Я также заметил, то, что у тебя в рукаве было, и тех кто не замедлил появиться за нашим отъездом я тоже заметил.

Из маленькой дверцы, скрытой зеленью появилась девушка в униформе прислуги данного дома.

"Очаровашка", - она подкатила к столику поднос с блюдами, и стала расставлять их. Она не обращала на хозяина никакого внимания, продолжая работать, но невзначай коснулась очень аппетитным бедром плеча мальчика, улыбнувшись ему.

Люсьен прошел к столу усаживаясь. Его действия как всегда были грациозны, но без жеманности. Он поднял на мальчика свои огромные зеленые глаза.

- Ешь. Уверяю, тебе понравился.

Он взял салфетку и положил себе на колени.

- Спасибо, аппетит пропал! - Тисл поднялся. - Я не вор, до столь низкого занятия не опускаюсь.

Он был горделив и неприступен.

- Спасибо, что дом показали, со мной уже все в порядке, я поеду домой.

Мальчик, не обратив никакого внимания на служанку, точнее сделал вид, что не обратил, стал спускаться с террасы, крепко держась за перила, с губ так и силилось сорваться: "Да пошел ты, грязная задница"! но, Тисл подумал, что не стоит и поэтому очень пытался сдержаться. А еще очень хотелось врезать этому богатенькому выродку. Воров легко узнать, по глазам, жестам, поведению, а он, он был выше!

- Я не сказал, что ты вор, - парень подошел к нему, и положил руку на плечо. - Но я не думаю, что ты носишь маленькие дамские сумочки, знаешь, даже я этого не делаю, не думаю, что ты это делаешь.

- И я сказал, что заметил ТЕХ, кто не замедлил появиться, за нашим отъездом. -Он снова легко и грустно усмехнулся, - Выводы ты сам сделал. - Хочешь уйти без обеда, и осмотра врачом, или.

Он убрал руку с плеча мальчика.

- Не твое дело чего и куда я несу!- огрызнулся мальчик. - Я старался быть вежливым, я даже не наезжаю на тебя по поводу того, что ты меня сбил, но тебе просто жизненно необходимо лезть в чужие дела! Так вот, смею предложить, - взгляд у мальчишки был злым и холодным. - Найди себе ласкового песика и лезь с осмотром в его задницу! Я в этом не нуждаюсь! И за обед спасибо, только вот есть уже совсем не хочется. - и он стал спускаться дальше.

Люсьен остался стоять там, где стоял. На глаза слезы наворачивались.

- Но, - только и произнес он, потом его глаза стали совсем несчастными, и наполнились слезами. Он развернулся, чтобы не расплакаться, от обиды, на виду у этого, такого желанного, но такого грубого мальчишки. Он собрался с духом, вытирая глаза платочком, - Подожди, на террасе, тебя шофер отвезет. - Он прошел внутрь дома, и выглядел, даже со спины таким несчастным и потерянным.

- Не надо. - крикнул мальчик.

Он весь напрягся, стоял, вцепившись с перила, да так, что побелели костяшки пальцев.

- Я пообедаю с тобой, только давай договоримся, ты не спрашиваешь, что для чего и зачем я несу, ладно? - Тисл смотрел, куда то в пол, да не просто смотрел, он стоял, уставившись в пол.

...Перед глазами стояла вода, она все капала, капала и капала. Это слезы. Это кошмары, что постоянно преследуют его. Горькие слезы. Он ненавидел слезы, ну почему люди так слабы? Сам он никогда не плакал, но остальные, почему-то не упустят возможности пореветь. И вот теперь, снова море горьких слез...

Тяжело вздохнув, мальчик сел на ступеньки, развязал ботинки роликов, снимая их.

Он был еще ребенком, об этом говорило его не совсем сформировавшееся тело, ребенком, которому пришлось слишком рано повзрослеть.

Люсьен повернулся, в глазах блестели слезы. Он кивнул, и две слезинки скатились по щекам.- Извини он вытер глаза платочком и подойдя к столу сел. - Ешь, не обращай внимания, а то все остынет.

Он не стал поднимать упавшую ранее салфетку, незаметный слуга, подойдя, положил на стол свежую салфеточку. Парень взял ее и положил на ноги. Слуга хотел налить им супу, поднимая колпак с супницы, но хозяин отпустил его. Одним взглядом, понятным только самому слуге. В ответ на это Люсьен попытался улыбнуться. Улыбка вышла такой вымученной. Он вздохнул и разлил суп по тарелкам.

-Черепаховый суп, - прокомментировал он, - очень вкусная вещь, не находишь?

- Садись, кушай, - он протянул мальчишке салфеточку.

Он больше не плакал, хотя о недавних слезах говорил, немного покрасневшие глаза.

- Мне не нравится, суп. - босоногий мальчик, даже без носков, подошел к столу, удобно устроился на стуле. - А зовут тебя как? - он взглянул на парня, даже улыбнулся.

Улыбка у Тисла была сильной, волевой, он сам был комок воли или кусок или узел, как угодно это назвать можно, но слезы, он ненавидел слезы. Глубоко вздохнув, приводя в порядок свои слегка пошатнувшиеся нервы, он взял с блюда канапе. Он любил черепаховый суп, очень, ел его всего один раз, у Мишеля, а потом...

Мальчик помрачнел, многое, что было потом. Мишель даже другом его стал, правда, после того, как из больницы выписался. А тут, Тисл не умел, есть как эти, богатенькие. А бутербродики, для них специальные вилки и ножи не нужны. Не любил мальчик чувствовать себя не совершенным. Он любил быть лидером, пусть в маленькой, но своей группировки. Мишель даже сделал его своей правой рукой и чем он занимается? Спасает задницу Жака, хотя ее и спасать уже поздно, Мишель приложился. Тисл фыркнул.

"О чем мы говорили? Ах да... имя".

- Я Тисл.

Люсьен пожал плечами, мило улыбаясь.

- Как хочешь, я даже не буду говорить о том, что это полезно. Это просто очень вкусно, - он поднял на мальчишку улыбающиеся просящие глазки, - Попробуй, очень вкусно.

Суп он ел самой обыкновенной ложкой. Такая же была предложена и мальчишке, она лежал рядом с тарелочкой.

От тарелочки с супом так аппетитно пахло, что хотелось ее съесть вместе с супом.

- Ладно, - сказал мальчик и показной неохотой, взял ложечку. - Ой. - тут же он рассмеялся.

Смех его был звонким и чистым.

- Я ведь не умылся и руки не помыл перед едой. - но потом мальчик опустил голову, складывая руки на коленях, сразу стал таким грустным и потерянным. - Это слишком низко для тебя, да? - Тисл поднял голову, с укором смотря на парня. - Представиться такому бедняку и простаку как я, да?

От его взгляда стала плохо, слишком уж он был непроницательным, холодным и злым, а еще во взгляде была жестокость. Мальчик сжал кулаки.

- Как только я начинаю относиться к тебе как к нормальному человеку, ты тут же пытаешься унизить меня, даже сам того не подозреваешь, ты словно не слышишь то, что я тебе говорю. А ведь по правилам этикета, которые вам преподают, ты должен представиться. Даже такой портовый мальчишка как я знает об этом.

Хоть Тисл и не говорил гадостей, колкостей и грубостей, от его слов и интонации становилось не хорошо на душе.

- Люсьен. Меня зовут Люсьен. - ответил парень. - И я тебя прекрасно слышал. Но ты слишком быстрый. Тебе не кажется, что ты не дал мне возможности представиться?

Он смотрел с улыбкой, весьма грустной улыбкой.

- И ты наговорил гадостей. И я натворил глупостей. Извини.

- Конечно, только ты, вместо того, чтобы представиться стал мне супчик предлагать. - Мальчик фыркнул. - Кажется, я начинаю ненавидеть черепаховый суп. - С тяжелым вздохом он отодвинул тарелку и взял еще один бутербродик.

Тисл уже и не знал, как ему быть, собраться и уйти или остаться. Это была уже дилемма, хотя можно побыть еще немного.

"Ага, если этот снова не заревет".

Мальчик вновь фыркнул и закусил губу.

Парень покачал головой.

- Странный ты, Тисл. - негромко произнес Люсьен, продолжая есть. - Не хочешь суп не ешь, кто ж тебя заставляет. Хочешь обижаться обижайся. Ты в праве, даже потребовать от меня возмещение вреда.

Люсьен сам отодвинул тарелку.

- Тебе положить рыбу с овощами? - спросил он невинно перескакивая с одной темы на другую.

Мальчик кивнул, начиная лихорадочно обдумывать, чем же ее есть, а потом решил посмотреть, чем будет есть Люсьен.

- Просто попозже твой шофер отвезет меня в город и все.

Тисл не думал про деньги, а зачем? Все равно кто-нибудь да отберет, а лучше...

- Как-нибудь позже!

"Куплю Николь платье и барби".

Сейчас, мальчик выглядел очень счастливым, снова погружаясь в раздумье.

Тисл поднял глаза на парня и улыбнулся ему.

- Спасибо, хватит...

Он весьма кстати вспомнил про рыбу и овощи. Невольно он даже засмотрелся на изящные руки Люсьена, на эти несколько мгновений взгляд его стал мягким, а улыбка на губах стала легкой и невесомой, мальчик иногда любил рассматривать красивых девочек, но это ведь парень! Плюнув в сердцах и обругав сам себя, взял канапе.

Люсьен улыбнулся, снова очень мило. Мальчишка ужасно непостоянен. просто ужасно, иное слово подобрать было бы сложно. Он задумался, составляя фразу иначе, подбирая другое слово. Пытался охарактеризовать характер и состояние мальчика иначе. В задумчивости он был прекрасен. Потом, он снова вспомнил, что мальчишка не является плодом его фантазий, вымыслом, или литературным героем.

- Извини, задумался, - он слегка смущенно опустил глаза, - Что предпочитаешь на десерт.

взял кувшин с вином он разлил его по бокалам.

Тисл пожал плечами, занимаясь поглощением бутербродов, аппетит разыгрался не на шутку, а ждать, пока хозяин выйдет из неравны, и начнет есть, было невмоготу.

Юноша опустил голову, подсчитывая, сколько он еще успеет съесть бутербродиков, но, так и не сосчитал.

- На твой выбор.

Не хотелось признаваться, что он почти не ел сладкого, слишком уж это было дорогое удовольствие. Они с ребятами, еще лет с десяти, на долго застывали у витрин магазина сладостей, и, к своему стыду, Тисл даже вспоминать этого не любил, капались в мусорке за магазином, в поиске просроченных товаров.

Прекрасный, мальчик не стеснялся этого слова, Люсьен навивал на него столько воспоминаний и почему то все они были не приятными.

- тогда будем снимать стресс по полной, - он кивком головы позвал слугу. - Принеси десерт, - сказал он. Торт, мороженное, конфеты, и фрукты.

Он снова откинулся в кресле. крикнув вдогонку:

- И мой любимый вишневый пирог тоже. Ну вот выберешь что-нибудь. - Стресс лучше снимать сладостями.

Сладости принесли через пару минут, как будто только и ждали что он закажет все все.

"Ну вот", - Тисл тяжело вздохнул. - "Рыбу мы есть не будем".

Юноша взял последний бутерброд с блюда.

"Сладостей я Николь отнесу, пусть порадуется".

"Не для себя, значит можно взять". - такой девиз был у Тисла.

Но есть все еще хотелось и мальчик, плюнув в очередной раз в сердцах на все, стал есть рыбу как умел, первой попавшейся вилкой овощи, и руками саму рыбу.

"Его никогда не дождешься".

Мальчик злобно посмотрел на парня из-под лобья.

Парень вздохнул, мальчишка, чье настроение менялось чаще чем погода на море, снова на что-то злился.

- Что-нибудь положить? - спросил он снова потухшим голосом, нет он не ревел, но выглядел таким несчастным, что самое маленькое, что хотелось сделать, это пожалеть его, прижав к своей груди. Он положил кусочек тортика себе, потом юноше кусок побольше. мороженное в высоком широком бокале принесли каждому, конфеты и фрукты были в вазах.

- Нет, спасибо, думаю, этого хватит.

Вскоре, на тарелочке осталась только косточка, а Тисл уже гонял по тарелке последнюю горошинку, а когда ему надоело, взял и зашвырнул тарелку с горошиной в кусты. Глаза его пылали, он был просто невероятно зол. Но, все же, он не у себя дома.

- Прости... - Тисл уже почти остыл, мгновенно. - Она не разбилась... - мальчик, притянув к себе тарелку с тортиком, хотел уже было взять его руками и откусить кусочек побольше, да и глаза, такими большими стали, жадными, но он вдруг положил тортик обратно.

- Я с собой возьму, потом съем. - и взялся за мороженое.

Оно все равно до дома не дотянет, растает. Хотя тортика хотелось сильно, но была еще маленькая сестренка, что за свою семи летнюю жизнь конфетку ела лишь раз.

По лицу мальчика было видно, сколь часто меняется его настроение, его лицо было индикатором, бумажкой лакмусовой, то его лицо злое, то беспощадное, то умиленное, счастливое и несчастное и все это Тисл, за последние мять минут.

Люсьен старался не слишком смотреть на мальчика, не желая нарваться на новый приступ гнева, или плохого настроения.

- Мне одному торт не съесть, а его видишь и так небольшой сделали, - если хочешь, можешь взять с собой, пол тортика, угостишь друзей.

Совсем не хотелось отпускать этого львенка, он такой милый, задорный, а иногда, его глядя на Тисла его посещали такие мысли, Люсьен даже глаза закрыл и опустил голову к тарелке, так чтобы волосы скрыли его покрасневшие щечки, и приоткрытые губы.

Тисл кивнул. И, отодвинув опустевшую вазочку из-под мороженного взялся за торт, и когда Люсьен поднял голову, тарелка была пуста, мальчик уплетал виноград, одновременно распихивая по карманам ветровки конфеты с таким гордым видом, словно парень просто заставлял Тисла их брать и Было в этих глазах нечто такое, что лишь раз взглянув, можно было поверить в то, что так оно и есть. Мальчик попробовал все и это все было действительно ВСЕМ, а еще, взяв салфеточку, он стал накладывать в нее оставшуюся еду, с сожалением отмечая что кончились канапе, он не говорил не слова, все было видно по его лицу.

- К сожалению мне пора, поздно уже.

Тисл поднялся, снова принимая вид непроницаемого и гордого молодого человека.

- Дела. - произнес он это слово очень деловым тоном. - Но мне у тебя понравилось.

Люсьен улыбнулся, кивая.

- Дела это очень важно, - он постарался сделать вид, что он поддался на игру мальчика. - Возьми вишневый пирог. - Я его очень люблю, но, - он пожал плечами и развел руки, весь мне не съесть.

Шоферу он все таки позвонил.

Люсьен встал поправляя волосы, "может быть разрешить Альберту вернуться, - подумал он глядя на мальчика, - что же я нашел в этом задире и злюке Тисле? Наверное его неподражаемые глаза, и эти губы. Так хотелось чтобы они припали к твоим губам, а потом к шее, и опустились дальше". Он тяжело вздохнул, картина была такой реальной, что он еле сдержался, чтобы не показать виду, но что-то такое в его внешности на мгновенье изменилось. Он вдруг стал таким желанным.

Мальчик усмехнулся.

"И чего это я тут извиняюсь перед педиком?"

Он кивнул, беря торт, развернулся, и взяв ролики пошлепал босиком к выходу.

Не сказав не спасибо, не до свидания, не даже прощай, Тисл подумал, что фразы: "мне у тебя понравилось" будет достаточно.

Он конечно мог бы и один добраться до дому, но шофер это тоже весьма не плохо.

Он не успел спуститься как подъехала машина. Синий Ситроен. машине было лет пять, и вряд ли на ней когда либо ездил сам хозяин. Шофер вышел из машины и открыл дверцу.

Парень спустился по ступенькам, очень быстро, чтобы успеть догнать мальчика.

- Тисл, - он положил руку ему на плечо. - Я не хотел обидеть тебя, вызывая эту машину, - он посмотрел на мальчика слегка взволнованно. - Но я хотел чтобы тебя доставили до самого дома, или как скажешь ближе, а на той машине, где я обычно езжу с шофером на ваших улицах развернуться и то не получится.

Он совсем не хотел обидеть мальчишку, но нанести ему вред хотел еще меньше.

Чтобы чуть-чуть разрядить атмосферу он добавил,

- Если тебе у меня понравилось может заглянешь еще как нибудь.

Тисл кивнул, стряхивая руку со своего плеча, сел в машину и сказал:

- Обязательно. - и это стало прощанием. - Только очень тебя прошу, трогать меня не надо.

Надолго ли, было неизвестно, но утвердительно, он обязательно появился еще у этого дома.

Он поднялся в комнату, садясь перед компьютером. Но работать он не мог. Мысли все время витали где-то далеко. Там куда машина повезла мальчишку.

Он ведь на самом деле очень милый. "Милый, - он произнес это слово вслух, - как хотелось сказать его. Сказать, не так в пустой комнате.

- Милый, - снова повторил он, как позвал". Он сел на диванчик обхватывая ноги руками и утыкаясь лицом в коленки". Он не мог скрывать от себя того, что хотел того, чтобы мальчик хотя бы был рядом. просто был рядом. "Я ведь обманываю самого себя, - просто был рядом. Я хочу быть с ним. Не просто быть рядом". Он сильнее сжал колени. чтобы не застонать он желания.

-Нужно как-то взять себя в руки, - он постарался расслабиться.


Водителем кстати оказалась молодая и симпатичная девушка,

- Привет, куда едем, - спросила она оборачиваюсь.

- В город. - мальчик мило ей улыбнулся, вмиг становясь соблазнителем, но в данный момент планы были другие.

Тисл попросил остановиться в начале их кварта, он не хотел, что бы шофер знала, где он живет или куда ходит, ведь тогда шофер доложит хозяину.

Девушку Тисл поблагодарил, сказал ей спасибо и обув ролики покатил в глубь района, в сторону причала.

Мальчик спешил в старые доки, там они собирались, там проходили их сходки, надо вернуть Жаку сумочку, вздуть как следует и бежать домой, там Николь ждет, наверное как всегда голодная.

- Эй!

Со скрипом отворились тяжелые двери и вот, Тисл уже в полумрачном помещении.

- Всем привет, Жак!

Он сразу заприметил блондинчика, тот сидел на коленях у... Марсель.

- Ба! - мальчик расплылся в улыбке. - Привет, пират, Жак... - он швырнул в блондинчика сумочку. - Больше я тебя покрывать не буду.

- Что? - Жак невинно захлопал глазками. - Тисл, ты о чем?

- Да о том, что ты воруешь. - Тисл разозлился не на шутку.

Да как эта грязная пидорская задница может вот так врать?

- Марсель... - захныкал Жак. - Он меня обижает, постоянно задирает, я знаю, он ревнует.

На самом деле ревновал Жак, причем уже давно, он знал, что Марсель не ровно дышит к мальчишке, и знал, что он замена Тисла, жалкая замена, но, Марсель не терпел воровства.

- Сам своровал и теперь пытаешься меня очернить в глазах Марселя? Ненавижу тебя! - блондинчик заплакал, утыкаясь лицом в плече главаря.

- Тисл, - голос Марселя был холоден. - Ты же знаешь, как я отношусь к воровству...

- Что? - Тисл похолодел, стал словно айсберг обжигающе холодным, опасным, неприступным. - Хорошо, Марсель!

Он развернулся и ушел. Тисл не воровал, но больше всего он ненавидел оправдываться, в таком случае, лучше уйти, оставаясь гордым.

Тисл шел домой, несся на роликах словно ветер. Ведь дома маленькая сестренка.

- Тис... - девочка кинулась к нему на шею, как только увидела на дороге. И тут же, плохое настроение мальчика пропало, он был снова с сестренкой, с ребенком, которого он любил больше жизни.

- Привет малышка! - он раскружил Николь. - Как дела?

Маленький девчоночий носик ср азу же уловил ароматные запахи.

- Что у тебя там? - Николь тут же начала все вынюхивать.

- Пойдем.

Они спешили на пустырь, где так часто бывали в двоем в сталом автобусе, там было их тайное место, там они ели всякие вкусности.

У девочки разбежались глаза при виде всего съестного.

- Ой, Тис, от куда это?

Николь была слишком голодна, что бы расспрашивать брата о чем то.

Спустя два часа они вернулись домой, очень счастливые.

От матери в паре с ее сожителем, Тисл получил нагоняй за то, что не следит за сестрой, поцапавшись с ними, мальчик пошел спать.

Этот день и особенно этот вечер Тисл вспоминал с улыбкой, ведь он доставил сестренке столько приятного.

А в доме как всегда пахло спиртным, мальчик сам никогда не пил, и пить не собирался, хватала и матери, ведь он видел ее падение, падение на самое дно жизни. Тисл долго не мог заснуть, лежал на своем матрасе и смотрел в окно, на звезды, которые так ярко блестели на небосводе. Скоро утро и снова надо будет вертеться как белка в колесе. Тисл подрабатывал на заправке, потом учился у старой учительнице, она попала в аварию двенадцать лет назад и с тех пор не ходила, а мальчик был единственным, кто приходил к ней, кроме разве что социальной службы, но общение с этими людьми стоило очень дорого.

Тисл уснул лишь под утро, три часа сна и на работу, зарабатывать деньги алкоголикам на выпивку, ведь здесь Николь, а трезвые они очень злые, малышка Николь может пострадать. Мамин сожитель сразу понял, как можно шантажировать волевого мальчишку, его младшей сестрой.

А потом работа, вшивая бензоколонка. Тисла просто тошнило от этого запаха.

Он вновь голодный, вновь пытается заработать.

- Сраная жизнь!

Уже знакомый серебристо-голубой Шевроле, редкая машина в их местах, подъехала к заправке.

- Полный бак, - голос Люсьена был каким-то грустным подавленным.

Тисл замер, а потом, поднимаясь и подходя к машине вдруг улыбнулся.

- С улыбкой, мсье?! - захотелось вдруг сказать ему что-нибудь приятное, чтобы парень не грустил.

Юноша помнил, как счастлива была сестренка, и захотелось как-нибудь отблагодарить парня за детский смех. Тисл был одет в синюю униформу заправки, чистую, Николь постаралась, стирала весь вечер. Подмигнув Люсьену, Тисл ставил пистолет, стал заправлять машину.

- Протереть стекло, мсье?

Работа не грех и не проклятье, работа не может быть унижением, какая бы она не была. Мальчик прекрасно понимал это и даже если бы ему встретился лакей из пятизвездочного отеля, он бы наверно вздул его, ничего не доказывая, ведь он прекрасно знал, не будь его работы, не будет у лакея клиентов.

С губ мальчика не сходила улыбка, сам он держался благородно, расправив плечи, он вдруг стал украшением этой заправки.

Люсьен привык замечать все что происходило вокруг, это ему было просто необходимо для работ. Состояние и настроение очень редко играло какую-нибудь роль в этом. Исключение составлял вчерашний случай с Тислом. С тем, что он его не заметил и сбил. Оказалось, что судьба в любом случае желала свести их вместе. Возникла необходимость заправить машину, он заехал на ближайшую заправку. И вот мальчишка оказалось здесь подрабатывает.

- Конечно с улыбкой, - ответил Люсьен,

плохое настроение улетучилось. Но мальчик как всегда был переменчив в настроении. Вчера он яростно стремился узнать его имя. А сегодня говорит только мсье. Люсьен вздохнул. Отрицательно помотав головой на предложение помыть стекло. Но любоваться мальчиком не перестал.

- Ну вот... - мальчик тяжело вздохнул, он явно играл, всему виной было ставшее игривым настроение.

Тисл никогда такого за собой не замечал, но улыбка на губах Люсьена, заставила его улыбнуться еще шире, захотелось поиграть.

- Не позволил человеку заработать несколько франков.

Юноша хмуро посмотрел на Люсьена, но опять же, играя, это было заметно по тому, как в сапфировых глазах.

Убрав пистолет, он стер подтеки тряпочкой.

- Готово!

Настроение передалось парню. Глаза, в которых появилась искорка игривости, засверкали.

- А ладно зарабатывай, от того, что ты выполнишь работу Мадлен, ее жалование не станет меньше.

Мадлен, так звали девушку шофера.

- За моим автопарком из трех машин и двух водных мотоциклов следит она.

Мальчик нахмурился.

- Если отказался, то отказался. - буркнул он. - Не надо мне одолжение делать.

Он назвал сумму за заправку и стоял, ожидая, пока Люсьен заплатит.

Игривые искорки в глазах сменились искрами гнева и даже презрения, Тисл сжал кулаки, да с такой силой, что костяшки побелели и плотно сжал губы, что бы того и гляди не обругать этого нахала. Внешность его вновь изменилась. Он стал холодным, как айсберг, неприступным как скала, взгляд обжигал ненавистью.

"Ну почему он вечно все портит?"

Люсьен передал ему карточку, снова тяжело вздохнув. "Судьба судьбой, но мне никогда не оказаться в его объятьях". Ну почему же я этого так хочу. Он поднял глаза к небу, опуская верх машины.

Тисл быстро сбегал в кассу, снял деньги, так же быстро вернулся. С карточки было снято росно столько, сколько стоил бензин и не франком больше.

- Пожалуйста мсье. - голос его был холоден.

Подъехала следующая машина и юноша уже рванул к ней. Чем быстрее он обслужит, тем лучше, может клиент расщедрится и даст с верхом.

- Эй, Тисл, ты со своей гордостью про чаевые совсем забыл, - теперь голос Люсьена был слегка небрежен. - Вот положенные пять процентов.

Он положил несколько франков на асфальт и уехал.

Глаза снова застилали слезы. Ну зачем ему этот мальчишка, который только и делает что оскорбляет его или обижается сам непонятно на что, который, который. Он остановился, чтобы снова кого-нибудь не сбить. "Я просто идиот, - Люсьен не переставал себя ругать за глупость , за слабость, за то. что всегда, всегда выбирал не тех.

- Да пошел ты в задницу! - заорал юноша. - Ненавижу тебя!

Деньги он просто пнул, слишком уж мальчишка был гордым.

- Ты совсем сдурел? - подбежала девушка собирая деньги. - Зачем, возьми...

- Ты бери... - мальчик помотал головой, - а я с другого возьму.

- Ты его знаешь? - спросила Мари внимательно смотря на мальчика.

- Ненавижу педиков! - процедил мальчик сквозь зубы и пошел обслуживать клиента.

День он доработал кое как, слишком уж настроение было паскудное.

Учиться вечером он не пошел, учиться с настроением надо было. А его нет.

Друзей больше нет, Тисл был слишком горд, что бы вернуться, а значит с деньгами теперь станет еще хуже. Воровать он не хотел, воровство унижает, что же делать?

После заправки мальчик побежал в порт, подработать и там, чистить рыбу дело совсем уж унизительное, но деньги нужны. Унижение и вонь Тисла просто убивали, убивали внутренне, а внешне он стойко держался, надо держаться.


Он взял себя в руки, в конце концов, - он тяжело вздохнул, в конце концов он не первый раз обламывается. И конечно не в последний. Милый и грубый, такой переменчивый в настроении мальчик, что же прощай. Люсьен взял себя в руки, вытер набежавшие слезы. И поехал домой. Жизнь продолжается. Все как всегда.

Зазвонил телефон. Издатель, в который раз интересовался, когда же он закончит книгу. Срок вышел уже неделю назад.

- Через неделю, Марк, дай мне еще неделю.

- Черт, тебя дери, Дюпре, ты кормишь меня той байкой...

Люсьен оборвал его, довольно грубо.

- Марк неделя или две, все будет готово.

И выключил телефон. Он работал действительно две недели, до тех пор, пока не стал уверен, что все закончено. Вычитано и выправлено.

Рано утром он отвез рукопись, издателю. Конечно при современных технологиях, ее сложно было назвать рукописью. Он распечатал текст на бумаге и отвез его.

"Какого хрена,- как всегда орал Марк, - ты что не мог прислать мне ее электронкой?"

Люсьен улыбнулся сам себе.

- Что ж работа закончена. - навалилась усталость. Он остановился на обочине. Посмотрев в зеркало. Да видок еще тот. Волосы лишь слегка тронуты щеткой, не выпрямлены, глаза покрасневшие, и одет по домашнему, джинсы и футболка.

- Красавчик, - он улыбнулся своему изображению. - Кому ты нужен такой.

Он откинулся на кресле. - Мне уже 25 лет, и я все еще один.


Так продолжалось мучительно долго, пару недель, днем заправка, вечером, до мол ночи рыбопереработка. Деньги были нужны, от этого зависело благополучие Николь. Он даже забежал к мадам Мерседес, извинился перед ней за то, что не может пока приходить заниматься. Старушка его понимала, мальчик жил в очень плохой семье. К друзьям он так и не пошел. Все, баста!

Почему то очень часто вспоминался Люсьен, почти без ненависти и злобы, но потом он вспоминал о том, что парень гей, и плевался. Геев он ненавидел, НЕНАВИДЕЛ. Сначала Марсель, потом Жак, теперь еще и этот... и почему его окружают сплошные педики?

В тот вечер лил дождь, не просто дождь а ливень. Паскудная погода, когда ни черта не видно, когда машины так и норовят облить, когда... Юноша ненавидел дождь. От него мокро, дождь похож на слезы, а слезы Тисл тоже ненавидел.

После работы мальчик зашел в супермаркет, купил продуктов, виски и немного печенья для Ники.

Перевалило уже за полночь, давно, наверно дома уже все спят. Но нет, Николь сидела на улице, мокрая, на ступеньках и плакала.

- Николь... - мальчик подбежал к ней, обнимая. - Что случилось, сестренка?

- Он, он... так кричал, а потом выгнал меня. - девочка крепко прижалась к брату.

- Пойдем, разберемся.

Тисл вручил ей пакет с продуктами.

Дома было светло, свет горел во всех комнатах, они скандалили, Пьер бал маму.

Николь испуганно прижалась к брату.

- Постой здесь, малышка. - юноша успокаивающе погладил ее по голове и прошел в дом.

- Убери от нее лапы, ублюдок! - сквозь зубы процедил юноша, готовый вот-вот накинуться на него.

Хотя сенсей запрещал драться, кроме крайних случаев, а сейчас был именно крайний случай.

- А-а-а... - мужчина усмехнулся. - Шлюхин ублюдок явился! Со шлюхиной ублюдкой!

- На себя посмотри!

- Тис, поджалуйста... - заплакала женщина. - Не надо, не вмешивайся.

- Замолчи. - крикнул на нее Тисл.

- Правильно шлюха говорит... - засмеялся мужчина. - А ты как я вижу давно по ушам не получал.

От мужчины несло перегаром, видно он давно не похмелялся, а мама...

Тисл, посмотря вдруг на нее ужаснулся. Платье разодрано, на ногах кровь, да он...

Глаза мальчика расширились от ужаса, он и вымолвить то ничего не мог.

- Нет. Нет... - Луиза поняла, что увидел сын, постаралась спрятаться, ей было стыдно, очень стыдно, сегодня она не пила, поэтому мыслила здраво.

- Что, шлюху свою разглядел? - рассмеялся Пьер. - А со шлюхами так поступать и надо, так же как и с детьми шлюх, им туда же дорога, на панель.

И он двинулся по направлению к тому углу, где спряталась Николь.

- Нет, Пьер, нет... - Луиза кинулась к нему. - У тебя же есть я...

- Тебя трахали все, а ее еще нет. - огрызнулся мужчина, он хотел было еще что то сказать, но не успел.

Получив довольно сильный удар по заплывшей морде.

Тисл бил метко и сильно, в нужные места, но никогда не бил со спины. Гордость не позволяла.

- Ах ты ублюдок! - Пьер кинулся на него. - Ладно, тогда первым будешь ты!

"Ненавижу геев". - пронеслось в голове мальчика.

Он упустил момент, потерял на мгновение связь с реальностью, и оказался на полу, придавленный телом мужчины. Больше он времени терять не мог. Завязалась драка. В ход шли всякие подручные средства со стороны Пьера, Тисл старался уделать его кулаками.

"Черт, ну и сильный же он", - все снова и снова проносились в голове мысли.

Когда в руках мужчины появлялись бутылки, Тисл закрывал лицо, удары приходились на руки. Кости у мальчика были крепкими, да и дрался он хорошо, но все время надо было следить за мамой и сестрой, которые были все еще дома. Ну вот, удача как всегда оказалась на его стороне.

Пьер. Уползая из дома, плевался кровью и ругался, говорил, что отомстит. Он оказался трусом, почувствовав силу мальчика, истинную его силу, просто сбежал.

Тисл сидел на полу среди стекла и крови, пытаясь отдышаться.

- С вами как, все в порядке? - он посмотрел сначала в один угол, затем в другой.

Николь тихо пискнула.

- Ники, пока не выходи, здесь много стекла. - Потом он посмотрел на угол, где сидела мать. - Мам... - тихо произнес он.

- Да, малыш? - она поднялась. - Я сейчас все здесь уберу.

Мальчик кивнул.

- Я продукты купил, в пакете еще деньги есть, там хватит на пару дней. - Тисл тяжело вздохнул, поднимаясь. - Потом я принесу еще.

- Ты куда? - спросила женщина, подбегая к сыну.

- Мне надо побыть одному. - произнес он тихо, в голосе его не было души, просто монотонные слова. - Он не вернется сейчас, а ты, постарайся не пить.

- Конечно.

Тисл вышел, снова под дождь, он смоет кровь, свою и чужую, смоет пыль, смоет грязь, грязь этого урода. Как мама могла связаться с ним? Он шел и шел, один квартал, другой. Не обращая внимание на не останавливающуюся кровь. На осколок бутылки, что застрял в руке.

Вдруг навалилась ужасная усталость и мальчик сел на ближайшей автобусной остановке.

А дождь все лил и лил, дождь с черного неба, оно как дыра, огромная, бездонная, и с нее бежит вода, это слезы, дождь поплачет вместо Тисла, так и должно быть, кто то всегда плачет вместо него.

Тяжело вздохнув, мальчик откинулся на спинку, закрыл глаза.

Эти слезы чисты. Они очищают, они очистят Тисла, как и раньше, как всегда.

Люсьен сидел так еще некоторое время. Он даже задремал, но капли дождя, разбудили его.

- Дождь, - Люсьен поднял руку, ловя капельки, а потом, просто поднял верх машины. Для него дождь кончился, но на улице он лил все сильнее. Он бил по капоту, и сбивал пыль с дороги.

"Пора ехать". Машина тронулась, Люсьен не решался ехать быстро в такую погоду, да еще в таком полу спящем, полусонном, полу проснувшемся состоянии.

Но даже в таком состоянии он привык замечать все. На остановке сидел Тисл. И вид его, если честно был просто ужасным. Люсьен остановился у самой остановки. Хотел окликнуть его, но не стал, боясь оскорбить мальчишку.

Он вышел из машины, и подбежал к мальчику, успев за несколько секунд вымокнуть до нитки. Футболка прилипла к телу.

- Тисл, - он присел на колени перед парнишкой, - тебе сейчас помощь нужна.

Он снял мокрую футболку, и разорвав ее на две части перемотал ему руки. - Поехали ко мне, я же говорил тебе, у меня есть врач.

Мальчик вздрогнул, поднимая на него глаза, несчастные, безжизненные, кивнул, поднимаясь. Он пошатнулся, от потери крови. Но даже в таком состоянии, сострадания он не приемлил.

- Я тебе кровью всю машину залью.

Он казался милым, потерянным, но все же, даже в таком состоянии, в почти полуобморочном, он держался прямо, он походил на маленького аристократа.

- Спасибо. - слово благодарности звучало так необычно, оно сорвалось с его уст так легко, хотя и было заметно, мальчик благодарит редко, вот так вот, искренне, это было заметно по интонации его голоса.

Тисл сел в машину, и откинувшись на кресло, закрыл глаза, тут же проваливаясь в странное подобие сна.

Он был таким милым, во сне, черты лица его разгладились. Он снова открылся, как книжка, невзрачная с виду, просто с потрепанной обложной. Но все же, это была благородная книга, с красочными иллюстрациями. Губы мальчика приоткрылись и с них сорвался легкий, ели слышный стой. Было не понятно что это за стон, стон боли или стон благодарности, а может все вместе. Но будь Тисл в состоянии бодрствования, этот стон он вряд ли простил бы себе в ближайшее время.

Люсьен посмотрел на мальчика, такого милого сейчас. Безумно захотелось его поцеловать. Он бы это и сделал, но не хотел, чтобы мальчишка ушел после этого. Такой раненный, слабый, от потери крови. За поцелуй пришлось бы расплачиваться слишком дорогой ценой. Жизнью парнишки, который ему доверился.

Он поехал осторожно, но быстро

Во время пути, Тисл так и не проснулся, но как только машина остановилась, он открыл глаза и прошептал:

- Не надо в больницу...

Глаза его были совсем потухшими, бес цветными. Но все же, мальсик вновь стал напряженным, он не казался слабеньким в машине. Не был слабым и сейчас.

Тисл нахмурился, коря себя за слабо сказанную фразу. Он знал, слабость показывать нельзя, мужчина должен быть сильным.

- Зачем в больницу, - удивленно спросил Люсьен. - Я же говорил, что у меня есть врач. Я сейчас позвоню ему.

Он вышел из машины, и помог выйти мальчишке. Вода льющаяся с неба омывала обнаженный торс.

- Я сам. - Тисл выбрался без посторонней помощи, все же, поблагодарив Люсьена улыбкой за предложенную помощь. - В конце концов я не ребенок и не... - но он не договорил, просто не хотелось сейчас делать так, чтобы забота на лице Люсьена сменилась грустью. Он Тисле никто никогда не заботился. Но в этом он не признается ни за что на свете. Он сам может о себе позаботиться. Всегда так и делал, для мальчишки было в новинку свое собственное поведение. Он позволил человеку, которого почти ненавидит, если бы не Пьер, он ненавидел бы Люсьена, помочь себе.

"Неужели кому то все таки удалось сломать меня?"

Тисл вновь нахмурился, поднимаясь вверх по ступенькам уже знакомой террасы.

- Нет, глупости все это. - прошептал он.

Заходя вслед за Люсьеном в дом.

В холле, мальчик опустился в большое мягкое кресло, почти утопая в нем, откинувшись на спинку, он закрыл глаза и тихо сказал:

- Так хорошо, можно я посижу пока здесь?

Это была и просьба и вопрос. У мальчика был мягкий чарующий голос, он вдруг просто стал таким.

- Конечно. - разрешил Люсьен. Сам он сел в соседнее кресло, и взяв со столика телефон надрал номер. Недолгое время он слушал короткие гудки, - Черт, занято.

- Эй кто-нибудь, - крикнул он, принесите из машины мой сотик.

Высокая служанка выскользнула из двери, отправившись выполнять поручение.

- Тисл, я сам тебе помогу, - Он размотал руки мальчика, убирая куски футболки.

Мальчик кивнул, глаз он так и не открыл. он доверился Люсьену, впервые в жизни доверился.

- Но это ни черта не значит. - прошептал он.

Не понятно было, кому и зачем он это сказал. Да и голос был, лишь слегка грубоватым. Тисл не мог позволить себе расстроить Люсьена именно сейчас.

В одной руке застрял большой осколок бутылке, в другой несколько мелких. Любой другой человек на месте Тисла наверно уже давно ревел и рыдал от боли, а мальчик же терпел, с достоинством перенося боль. А от футболки и правда остались только кусочки, да и джинсы были не в лучшей форме. Мальчик был босиком, потеряв кроссовки еще дома.

Он рассмотрел руки мальчика. Осколки стекла, , рваные резанные раны, с этим он сам не справится, здесь и зашивать надо. Но убрать стекла, промыть раны, это он мог. Слуга принес тазик с водой и тряпочки.

Служанка которую он отправил за сотовым положила его на стол. Он позвонил, ответ на этот раз последовал.

- Жан?

Ответа мальчишка не слышал, Люсьен отошел в другой конец большого холла. Говорил он правда недолго.

Вернувшись положил сотик на стол, и принялся доставать стекло и промывать ранки.

Тисл приоткрыл глаза, наблюдая за ним. Снова захотелось сказать что-нибудь приятное.

- Знаешь, не будь ты педиком, я бы даже стал твоим другом, или ты моим...

Он повел плечами, спасаясь тем самым от боли. Он не мог ничего поделать с тем, что в его жизни с этими извращенцами было связано много плохого. А вот служаночку он заметил, про себя отмечая ее формы.

"Ничего". - глазки мальчика сверкнули. - "Пожалуй, ражи такого богатства здесь и остаться можно, на пару дней".

Теперь мальчик легко смог забыть о боли, все его мысли были поглощены красавицами служанками.

Люсьен откинул мокрые волосы, упавшие на лицо, продолжая делать то, что сказал Жан.

- Жан сейчас приедет, он все сделает, как положено.

О не хотел заводить разговор, о том, о чем говорил парнишка, но не много знал его характер все таки сказал:

- Да мне нравятся мужчины, и совсем не привлекают, в плане любви и секса женщины. Но, что в этом плохого скажи мне. - Он вздохнул, - я понимаю, тебе не особенно приятно находиться в моем доме и в моем присутствии, - он улыбнулся, очень грустно, - не бойся, я уже понял, что совсем тебе не нравлюсь.

Он сел на соседнее кресло, закончив работу.

- И я видел, как ты смотрел на девчонок, они тебе естественно нравятся больше чем я. - Он пожал плечами, - но это не значит, что я не могу тебе помочь. Да я хотел бы быть твоим, но тебе это слишком неприятно. Так что...

Он замолчал, отворачивая лицо.

Отказался как же, сейчас говоря все это, он снова понимал, что его слова сейчас ни что иное, как ложь самому себе.

- Не рев!. - тихо, но достаточно грубо, произнес мальчик. - Главное не реви. Я не знаю. - Он был расслабленный, вновь закрыл глаза, почти впадая в состоянии дремы. - Тебя я совсем не знаю, ты честен, это хорошо. Но в моей жизни от извращенцев одни проблемы. Да, я ненавижу педиков, но ведь могут быть и исключения, хотя я ненавижу всех извращенцем и что противоестественно в том, что я смотрю на женские сиськи и задницы? Это естественно, а вот пялиться на мужские член и задницу, это не естественно. - он сказал последнее как отрезал, сразу расставляя все точки. - Я попробую относиться к тебе не как ко всем другим педикам. Попробую. - на этот раз он вздохнул прерывисто и сказал с легкой хрипотцой. - Я пить хочу.

Он бы сам сходил за водой в любой другой ситуации, сейчас он просто не хотел показывать, на сколько он слаб, не хотел грохнуться в обморок как баба или грязножопый педик.

- Не стоит себя насиловать, - произнес он вставая. Он сам принес кувшин с соком и налил его в высокий бокал.

- Давай лучше не будем об этом говорить. - Его лицо выглядело таким несчастным. - Не стоит ко мне как-то относиться. Будь самим собой. Хотя знаешь, - он даже улыбнулся, - то, что ты не рисуешься, и не врешь мне меня в тебе и привлекло.

Он подал стакан мальчишке. - Знаешь у меня был парень, который совсем не был голубым, но как он сказал : "Я бы не смог подставлять свою задницу, а вот так какая разница кого иметь".

Он снова сел, знаешь на самом деле он выразился покрепче. И он..., - парень на мгновенье замолчал, а потом добавил с горькой усмешкой. - Он был моим лучшим любовником.

Люсьен встал и отошел к окну, чтобы парнишка не видел того, каким он сейчас был, подавленным и жалким.

- Это все дерьмо и чушь собачья! Ненавижу анальный секс. Жопа, она для говна. - Тисл осторожно отпивал сок, держа его в непослушной дрожащей руке. - Не понимаю орального секса, ведь рот у человека рассадник бактерий... черт!

Тисл ненавидел слабость и теперь, когда он пролил сок на себя, мальчик вскочил и швырнул стакан в стену и откуда в нем только сила взялась, а потом снова рухнул в кресло и прошипел:

- Ненавижу!

А ненавидел он слабость, сейчас, именно в этот момент, слово это было направлено не в адрес геев.

- А за слова твоего ебаря... - ох хмыкнул. - Мол какая разница, наверное я бы вздул его как следует, так, по-уличному без японских приемчиков. - мальчик сжал кулаки. - Не реви. - добавил он спустя несколько мгновений. - Ты мужчина, хоть и педик, а мужчина должен быть сильным, жалкие мужики - тряпки, а я тряпками я дело не имею.

- Не бойся, я ему врезал, - Люсьен стоял обхватил себя руками, - Я долго потом себя корил в том, что не смог сдержаться, и врезал ему, и за то, - он снова на мгновенье замолчал, - и за то какое наслаждение он мне дарил.

- Все забыли. Я же сказал, что отказался он мысли, когда-нибудь стать твоим.

Мальчик кивнул утвердительно. Хотя не поверил, он никому не верил, даже себе. Свое тело тоже часто придавало его, на свои мысли рассчитывать было нельзя.

- А ты молодец. - добавил он с улыбкой. - Правильно сделал, это признак силы. Сила это достойно мужчины. За это я тебя уважаю.

Ага, чисто уличные слова, уважение за силу. Но Тисл был именно таким, задиристым, наглым, жестоким мальчишкой дитя бедной, уличной жизни.

Тисл постарался не услышать слова про любовника, про наслаждение, постарался пропустить их мимо ушей.

"Ну и что, просто плохо человеку, потом буду учить его жизни, а то такой тепличный".

Люсьен улыбнулся. "Странный у меня вкус, - подумал он глядя в окно". Там шел дождь, почему так говорят. Шел дождь. Люсьену совсем не нравилось это сравнение. Дождь. Дождь просто дождь. Льющаяся с неба вода. Слезы неба.

Подъехала машина. Вымуштрованный Мартин с зонтом подбежал к машине, открывая двери, и накрывая подъехавшего зонтом. Где черти носили Мартина когда мы подъехали. Почему-то даже злости не было. Хотя все равно разобраться надо. Правила есть правила.

- Тисл, я пойду гостя встречу? Твой врач приехал.

- Тери... - прошептал мальчик. - Терренс... мама моя очень латынь любила... - он улыбнулся, доверяя парню свое имя, самое позорное, что у него было. - Терренс Инсуля Люно... - он фыркнул. - Ночное земное небо, с луной причем... - лицо его исказила судорога злости, ненависти и негодования.

Сокращение Тисл, это было единственно нормально, из всего, из всей жизни мальчика.

- Тери, очень приятно, Тери. - он обернулся к мальчишке с интересом его разглядывая. - Вероятно было время, когда с твоей матерью было о чем поговорить.

Мальчик кивнул.

- Было, она у меня учительница. - он вдруг заговорил о матери с гордостью. - Ты иди, встречай доктора. - Тисл улыбнулся. - Я потом расскажу тебе о ней.

@темы: яой

URL
Комментарии
2009-08-06 в 19:33 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2009-08-06 в 19:35 

Yaoi Trio
Спал мальчик очень долго, почти сутки, почти все это время его мучили кошмары, но все же, даже во сне он был благороден, но спать так долго для него было непростительно, и проснулся Тисл только из-за голода.

За окном снова темно.

читать дальше

URL
2009-08-06 в 19:36 

Yaoi Trio
Но он прекрасно знал, что уйти уже не сможет, что пройдет мгновение. И если Люсьен не вернется, он побежит следом, но... это будет унижение, и этого Тисл не простит не себе не Люсьену.

Он остановился, и стоял опустив голову и плечи. - Я, я не плачу, Тери, не плачу, слезы капали из глаз теряясь в мягком ковре.- почти не плачу. Я просто слаб. Мне плохо и больно. Я слаб, и всегда был слабым.

Он повернулся.

читать дальше

URL
2009-08-06 в 19:37 

Yaoi Trio
- Ладно. - мальчик погладил его по спине и засмеялся, звонко, утыкаясь парню в плечо носом. - Люсьен, я есть хочу, желудок урчит, как стая голодных котов.

Тисл сказал это специально иначе в противном случае, он бы ляпнул какую-нибудь гадость, а расстраивать Люсьена не хотелось.

Его кожа была нежной и гладкой, и очень-очень приятно пахла. Запах был такой чарующий, томный. И волосы, которые падали на плечи, такие мягкие нежные, шелковистые.

Люсьен тихонько отстранил юношу

- Я оденусь мы поедем в ресторан.

- Я совсем не одет для ресторана.

Юноша скромно опустил голову.

читать дальше

URL
2009-08-06 в 19:38 

Yaoi Trio
Они пришли на пляж. Люсьен разложил на столике продукты и сел на плетенное креслице. - Что ты хочешь услышать?

он взял бутерброд, начиная его есть, и время от времени прерываясь говорил: Я родился 25 лет назад в Париже. Моя мать, вышла замуж за моего отца уже после моего рождения, поэтому я ношу ее фамилию.

Он замолчал поглощая бутерброд, потом налил в бокалы вина.- Знаешь мама говорит, что наша жизнь в то время была беззаботной. Мы жили в старинном замке, последние перестройки, существенные конечно относились ко времени Ришелье. Мы жили в Шампани.

Он прервал рассказ глядя на мальчишку, потом расстелил плед и перенес продукты на него. - Давай выпьем по бокалу вина.

Мальчик кивнул, садясь рядом.


читать дальше

URL
2009-08-06 в 19:39 

Yaoi Trio
С губ чуть не сорвались другие слова, грубые и обидные, но Тисл постарался сдержать себя и на удивление даже получилось.

Он просто улыбнулся, нежно и задорно одновременно.

- Я твой, помни это, даже если ты не мой. - он сказал это томным голосом, от которого кружилась голова, а потом... Пока мальчишка не оттолкнул его выбрался из объятий, и побежал по пляжу, иногда кружась, а потом просто рухнул, раскинув руки на песок.

- Какой же ты все еще ребенок.

Юноша подошел к нему, вставая рядом, разглядывая теперь все тело Люсьена. Такое прекрасное, манящее тело.

- Вставай Люсьен, пойдем поедим и еще вина выпьем.

Мальчик заставил себя развернуться и пойти назад. Вид прекрасного тела Люсьена творил с ним какие то странные вещи. Хотелось забыть о том, что он парень, о том, что на целых десять лет старше, обо всем хотелось забыть и припасть к этим манящим губам. Юноша разлил вино по бокалам, открыл коробочки с едой.

- Люсьен, иди ко мне... - позвал он.


читать дальше

URL
2009-08-06 в 19:40 

Yaoi Trio
- Я тебя так отделаю, ссать через трубочку будешь!

Тисл хоть и был в ярости, но эта ярость была расчетливой, он с Пьером справится, а с этим тем более.

Бил он тоже расчетливо, и главное в нужные места, он хотел проучить этого нахала. Швы на руках трещали, да плевать на эти швы, задета мужская гордость, задета гордость Люсьена.

- Хочешь, я тебя отымею, никогда не забудешь? - голос резал как лезвие катаны, так же, как и удары. - То, что любит и как любит Люсьен не твое вонючее дело. Уже не твое дело, ты просрал свое счастье...

А вот защищал он кого то, тем более педика впервые.

Люсьен попятился. Он уже давно ненавидел Жана, и конечно не позволил бы ему вернуться. Но он пришел, и разрушил их поцелуй. Каким же манящим был этот поцелуй. Он смотрел на парней сквозь пелену слез.

"Ну почему же я ничего не предпринимаю, я ведь сам могу постоять за себя, а он, мой мальчик ранен". Но тело не слушалось.

Парень был не плох, и дрался яростно и сильно. Портило все только то, что он был пьян.

"Опять"... - простонал разум. - "Ну почему мне вечно достаются пьяные ублы?"

Сколько не просил сенсей не драться, не получалось.

"Прости, сенсей"...

Тисл замер на мгновение, а потом снова ринулся в бой, но теперь по другому, используя технику, которой обучил его учитель. Расчетливо, холодно, метко. Юноша превратился в кого то другого, даже не в Тисла, никто не видел его раньше таким, только мама и сестра в тот вечер, боль покинула тело, остался лишь расчет и разум.

- Тэри, - прошептал Люсьен, Тэри, - тело все так же не слушалось. Но если не становить мальчишку сейчас он просто убьет Жана. Тот конечно же был и остается ублюдком. Да и сам пострадает.

- Нет, Тэри, - крикнул он кидаясь вперед.

- Нет, Люсьен! - крикнул ему Тисл. - Стой там! - это был приказ, чистой воды приказ.

Еще хотелось добавить, что драка это мужское дело, но он промолчал.

Но все же, где-то в глубине сознания, кто то сказал:

"Остановись, ты заходишь слишком далеко, на тебя смотрит человек, который дорог тебе".

И юноша остановился, замер тяжело дыша, а потом сделал шаг назад, позволяя парню просто рухнуть на песок. По рукам струйками бежала кровь, а он просто стоял, сжав кулаки и тяжело дышал. И стоило лишь взглянуть в его глаза, что бы понять, он получил удовольствие и удовлетворение. Юноша плюнул, прямо в лицо Жану.

- Подумай еще раз, прежде чем что либо сказать, сука!

читать дальше

URL
2009-08-06 в 19:41 

Yaoi Trio
Услышав шаги, мальчик приоткрыл один глаз, так он делал, когда относился к кому то с пренебрежением, а теперь в этом глазу была игра.

- Глава семейства, понимаешь, единственный мужчина сидит тут, кровью обливается, а он умываться пошел... - говорил он тихо, почти бубнил себе под нос, но улыбался.

Эта нежная, почти счастливая улыбка не сходила с бледных губ юноша, да он и сам был бледен, а сапфир сверкал не здоровым блеском.

- Разве так поступают с любимым человеком?

Потом открылся и второй глаз, Тэри просто устал от напряжения.

Люсьен спустился и подошел к мальчишке. С улыбкой выслушивая шутливое брюзжание. Он сел на подлокотник кресла, обнимая голову мальчика.

- Какой маленький, а уже брюзга, как мы будем жить, когда ты станешь старым.


читать дальше

URL
2009-08-06 в 19:42 

Yaoi Trio
- Чшшшш, - принимая игру, Люсьен приложил палец к губам. И тихо прошептал - Идем.

И снова прокрался на кухню.

Делал он это тихо как какой ниндзя бой.

Мальчик крался за ним, иногда хихикая, а потом...

- Черт! Да что это такое, не хочу я так, я есть хочу... - и он побежал в кухню, а уже там, как бы случайно запнувшись, упал вместе с парнем на ковер и стал покрывать поцелуями его лицо.

- Все, дождался, сейчас тебя есть буду.

И действительно, мальчик стал кусаться, легонько, даже немного щекотно, играя.

Люсьен тихо посмеивался, отворачивая мордочку, и улыбался.

- Тэри, Тэри, малыш, - повторял он, забывая обо всем.

И тут дверь отворилась, и включился свет, на пороге появилась кухарка. Она было открыла рот, чтобы завопить, но увидел парней па полу, только стояла открыв рот. Люсьен переглянулся с Тэри и хмыкнул, закрывая рот рукой.

- Извините, - пробормотала женщина, закрывая дверь. Свет продолжал гореть.

- Мэри... - крикнул ей в след юношу. - Ну что вы... - он сел. - Неужели вы хотите, что бы я с голоду помер? Я же есть пришел.

Тэри тоже тихо посмеивался.

- А есть не дали, я его есть и стал.

Он нежно погладил пальцами Люсьена по щеке.

- Вкусненький... - прошептал он с улыбкой.

Казалось, он совсем не смутился, он ведь и правда хотел закусить парнем, просто поиграть... но все же, Люсьена он обнял, прижимая к себе, так и не вставая.

- Очень вкусненький. - мальчик облизался.

Люсьен смущался, и прятал мордашку на плече мальчишки.

Женщина же напротив, услышав про еду, вернулась.

- Причина - мальчик мой, кушать хочет. А ведь как давно не кушал.

Садитесь, садитесь, - она всплеснула руками. - Ты ведь болен.

На стол стали выкладываться яства. - Кушайте, кушайте, - говорила она.

Потом вдруг посерьезнела, и добавила, прищурив глаза:

- Но это только сегодня.

И вышла с чувством собственного выполненного долга.

Рассмеявшись, мальчик кивнул.
читать дальше

URL
2009-08-06 в 19:43 

Yaoi Trio
-Ну, - парень опустил глаза, - мы с тобой по разному к этому относимся, - после твоих слов, Тех, я не мог сделать хоть что-нибудь, руки опускались. - Он поднял глаза - понимаешь?

Мордочка была немного грустной.

- Я понимаю, что ничто ничего не значит, но я не мог этого сделать.

Он разделся и лег в кровать, поворачивая лицо к парню. Глаза были совсем сонные, он виновато улыбнулся.

- Обними меня, когда будешь ложиться, если тебе не слишком противно, ладно? - он не услышал ответа, так как заснул. На губах была счастливая улыбка.

Некоторое время, юноша внимательно смотрел на него, даже забыв, что надо жевать. Он не все понял, слишком уж сумбурно Люсьен говорил, о каких словах? Тисл много что говорил, и все грубое. Тэри тяжело вздохнул и принялся тщательно жевать окорок, итак же тщательно раздумывая над словами парня. Но в голову мало, что лезло, кроме того, что обязательно надо съесть все, а желудок был словно бездонный, в него все падало, падало и падало.

Опустошив поднос, Тэри унес его на кухню и, раздевшись, улегся в кровать.

Обнять... Конечно он мог обнять парня, ведь он почти всегда спал в обнимку с Николь. Юноша заботливо поправил покрывало у Люсьена, убрал его волосы с подушки, что бы их случайно не придавить и, положив голову на подушку, обнял парня, прижимая его к себе.

"Это ничего, ему ведь плохо, в этом нет ничего страшного".

Он не боялся, просто надо было доказать самому себе. Закрыв глаза, Тэри еще долго лежал без сна, обдумывая всю свою жизнь.

Горячее тело парня льнуло к нему, и от этого было очень приятно, но ни каких эротических мыслей не было и в помине, просто было тепло и приятно. Теперь, юноша скорее был старшим братом, который пытается защитить младшего от невзгод мира.

"Надо бы потом попробовать найти отца..." - скользнула в засыпающем сознании мысль, а потом, Тэри провалился в небытие.

Люсьен сонно улыбнулся, прижимаясь спиной к мальчишке. Он спал без снов, легко и спокойно. И даже когда мальчишка проснулся, кошмары не вернулись. Он снова начинал верить в то, что все может быть хорошо.

Сев, юноша потянулся, а потом, открыв глаза, осмотрелся. Рядом мирно спал парень. Тэри улыбнулся, глядя на него, а потом снова лег, обнял парня.

"Полежу, пока он не проснется, сделаю приятное".

Юноша лежал, разглядывая лицо Люсьена, иногда, легонько дуя на ресницы. Будить парня совсем не хотелось, он был такой безмятежный и счастливый во сне.

"А вот мне надо помыться". - пришла вдруг в голову мысль, и Тэри чуть не рассмеялся, ели сдержавшись, он просто улыбался. Бездействие, неподвижность и даже отсутствие мыслей в голове, вновь сморили юношу спустя пол часа, сначала он лежал, зевая, а потом и вовсе уснул.

Часа на два уснул, не больше, снова поспать не дал желудок. Совсем распоясался паршивец! Но Тэри вставать не собирался, ждал, когда проснется Люсьен, ведь собрался же сделать ему приятное. Лежал себе с закрытыми глазами и думал.

Он проспал еще несколько часов, пока не выспался окончательно, но реальность походила на сон, или сон на реальность. Тери, как и обещал, лег рядом с ним, и даже обнял его, так как просил Люсьен. Милая, спокойная мордашка.

"Надеюсь, я не получу в морду, если поцелую его сейчас", и тут же пока не растерял решимости поцеловал, нежно и ласково, будя поцелуем.

Тэри обнял его еще крепче, отвечая на поцелуй, перенимая инициативу через некоторое время, и поцелуй стал напористым, немного яростным, собственническим. Юноша перевернул его на спину, нависая сверху. Целовался он с закрытыми глазами, так было удобней заткнуть Тисла, который чего-то там еще трепыхался. Руки юноши скользнули по плечам, а потом и по рукам Люсьена, снова вернулись к плечам. Поцелуй был долгим, почти ненасытным, юноша целовался бесподобно, хотя и полностью подавлял и подчинял партнера себе, в сексе он был собственник, и это было заметно уже при поцелуе. А еще он был агрессором, нежный секс был ему почти не интересен, но Люсьен еще об этом не знал.

Тисла захотелось заткнуть навсегда!

Поцелуй стал постепенно смягчаться, да и руки скользившие по телу были нежными.

- Приятного пробуждения. - сказал Тэри с улыбкой.

- Тебе тоже приятного пробуждения. - ответил Люсьен глядя на юношу.

- Пробуждение у меня голодное...

Тери слез с кровати, потянулся поднимая руки вверх. Тело, хоть и было телом мальчика, но это было тело натренированного мальчика с мускулами.

- все, пока не заживут руки я буду послушным мальчиком, не драчливым.

Юноша улыбнулся поворачиваясь к Люсьену лицом.

Парень кивнул.

- Конечно, ты ведь можешь повредить их так сильно, что потом.... - он закусил губу.

- Инвалидом останусь? - Тери усмехнулся. - Постараюсь не допустить такого.

Он присел на кровать смотря на парня, потом лег к нему на колени.

- Если я инвалидом буду, кто же тебя тогда защитит? - он с нежностью посмотрел на Люсьена. - А вокруг так много злодеев...

Парень рассмеялся, зарываясь пальцами в его волосы, перебирая их.

- Я такой беззащитный? - спросил Люсьен.

- Да, я так считаю, тебя нужно кому то защищать... - Тери повернул к нему голову. - К тому же, кто у нас мужчина в доме?

- Ты... - произнес Люсьен с нежностью.

- Ну вот...

Тэри блаженно потянулся тихонько застонал, поерзал по ногам парня.

- Не выспался? - спросил парень.

- Ленюсь.

Люсьен рассмеялся, мальчик был таким непосредственным сейчас, словно Тисла, который заставлял его плакать, и не было вовсе. Люсьен молил бога, чтобы он не вернулся. Очень хотелось, чтобы Тери таким и оставался, и может быть, тогда...

Парень зажмурился.

"Нет, не стоит об этом думать, а то, как он скажет? Не раскатывай губу?"

Лицо Люсьена исказилось болью и он закусил губу, что бы снова не расплакаться.

"Не надо думать, не надо..."

Тери поднялся. Садясь в кровати скрестив ноги и посмотрел на парня, Люсьен дрожал как клиновый листочек на ветру, а в уголках зажмуренных глаз собрались слезы.

- Люсьен, не плачь... - прошептал он, наклоняясь к нему и целуя глаза.

- Не плач!

URL
2010-06-09 в 01:06 

Тигр, Тигр, жгучий страх, Ты горишь в ночных лесах. Чей бессмертный взор, любя, Создал страшного тебя?
и все :small: хоть и читается немного тяжело, но очень интересно :white:

2010-06-16 в 11:59 

Yaoi Trio
спасибо.

URL
2010-06-18 в 12:09 

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
Yaoi Trio вау, мне понравилось!!!

2010-06-18 в 12:24 

Даже абсолютная власть имеет свои ограничения. Ты обладаешь властью, пока ведешь себя соответственно.
для Тисла это было слишком. одетый в прекрасно сидящий на нем светлый льняной костюм, подбежал к мальчику

2010-07-01 в 17:01 

Лично я ем вредную пищу для поддержания вредности характера...
Симпатишно!

2010-07-01 в 17:32 

Fleri
возвращается камикадзе с боевого задания....
SeijiSono
спасибо

2011-07-12 в 02:57 

Автор, правильно говорить не "ложат" а кладут!!!
- За то, что хотел, чтобы ты был повыше, и мне удобнее было бы ложить голову на твое плечо.
и таких примеров полно в тексте)))Помочь хочу) Оридж нравится)

URL
2011-07-26 в 09:21 

Yaoi Trio
С радостью! мы всегда рады помощьникам.

URL
   

Территория яоя (18+)

главная