16:49 

Ангел-хранитель

Yaoi Trio
Автор:Fleri (ficbook.net/authors/398777)

Беты (редакторы): ~Sekai~, Chizuru-Neko, Shinji Kai
Фэндом: KAT-TUN,Kis-my-ft2,Kamenashi Kazuya,Fujigaya Taisuke(кроссовер)
Персонажи: Kamenashi Kazuya/Fujigaya Taisuke
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Флафф, Повседневность
Предупреждения: OOC
Размер: Мини, 12 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Каменаши неожиданно получил возможность увидеть мир со стороны.

В дверь позвонили. Каме нахмурился и, поставив на столик высокий стакан с джином, поднялся, о стекло мелодично звякнули кубики льда. Спиртное так и не было тронуто, хоть парень уже дважды добавлял льда.

На пороге стоял парнишка. Казуя обомлел уставившись на него. Парень был точной его копией в возрасте 12 лет.

- Ты кто? – ошалело спросил Казуя, смотря, как маленький наглец без разрешения вошел в квартиру и снял белые туфли.

Он вообще одет был во все белое, и почему-то в костюм и пальто.

Каменаши тут же начал соображать, где он мог проколоться, в каком банке спермы есть его ДНК, и вообще, как кто-то умудрился достать его сперму.

- Я? Твой ангел хранитель, – ответил уменьшенная копия.

- Что? – джонис не хотел казаться тупым, но он, ни черта не понимал, что происходит.

Парнишка вздохнул и повторил:

- Я твой ангел хранитель.

- А зачем ты здесь? – еще один тупой вопрос.

- А не ты ли еще 15 минут назад сидел и сокрушался, что не знаешь, где ты настоящий, что не знаешь, как себя вести, что ты айдол до мозга костей, что ты умрешь, если Кат-тун больше не станет, что вся твоя жизнь это одна сплошная работа, что никто тебя не любит.

- Я об этом думал… - заявил Каме.

- Да, а еще ты бы хотел исчезнуть, было такое?

Глаза Каменаши расширились от ужаса, мысли уже рисовали совсем не радужную картину окончания жизни+.

- Так вот, тебя нет, – он пальцем показал на диван, где у столика лежал Каменаши Казуя.

Парня всего затрясло, он был готов устроить истерику, хотя никогда этого не делал.

- Нет, я же, я же просто хотел отдохнуть, просто чтобы обдумать. Я же не могу тут вот так умереть, в одиночестве…

Хранитель подошел и положил руку ему на плечо.

- Успокойся, ты не умрешь. Соседка слышала, как ты падал, сейчас придет, позвонит, потом вызовет полицию, потом приедет скорая.

- У меня съемки через неделю! – голос его сорвался на крик.

- Не волнуйся, придешь в себя к съемкам. Ты хотел разобраться в мире вокруг себя и в мире внутри себя. Считай, это тебе подарок перед твоими заслугами.

- Какими? – удивился Каменаши, немного успокаиваясь.

- Сделал мир лучше, немного. Поэтому Создатель решил исполнить твое желание и показать, кто любит тебя на самом деле.

Казуя теребил браслеты на своей руке и смотрел то на свое тело, то на стакан джина, по запотевающему стеклу иногда стекали капли. Он вздрогнул, когда в дверь постучали. От стука и легкого давления на нее, дверь, еле скрипнув, приоткрылась. На пороге появилась соседка снизу. Взору ее предстала весьма пугающая картина. Японский айдол лежал у дивана без сознания и был совершенно один.

- Каменаши-сан! – завопила она, вбегая в квартиру, схватила телефон, стоящий на базе и принялась звонить в скорую и полицию.

Сбивчивым голосом она пыталась объяснить, что произошло.

Казуя подошел к ней поближе.

- Да нормально ты говори! – крикнул он ей. – Это же МОЁ тело!

Естественно, женщина его не услышала, она пыталась сбивчиво объяснить, что произошло.

Каме стал ходить взад вперед в ожидании скорой, подходил к своему лежавшему телу, садился на пятки, наклонялся и слушал дыхание.

- Каме! Да сказал же с тобой все нормально. Врачи скажут, что кома от переутомления.

- Кома? – Казуя вскочил.

- Да! Ксо! – парнишка топнул и в мгновение ока обстановка сменилась.

Они уже в больнице, в палате, где лежит Казуя, где стоит плача мама и доктор объясняет, что мозг просто не выдержал такого ритма и отключился, что показатели в норме и что Каменаши-сан скоро выйдет из комы.

- Мама, - Казуя заплакал и попытался прикоснуться к матери, но рука прошла сквозь ее тело.

Ангел стоял рядом, смотря на парня и на женщину с тоской, снова топнул ногой, картинка вокруг снова сменилась.

Утро.

Они в холле здания, где располагается агентство. Мимо, и что самое ужасное сквозь него, спешат люди. Каменаши отшатнулся от одного, пролетел сквозь другого, содрогнулся и тут же попал в третьего. Он видел внутренности, и даже глаза закрыть не мог, точнее он закрывал, но продолжал видеть красную плоть, кишки... Он постарался присесть, закрывая лицо руками, но в итоге сначала в лицо впечаталось сердце какого-то мужика из обслуживающего персонала с искусственным клапаном, а потом он умудрился в деталях разглядеть детородный орган кого-то из джоннисов.

- Фу-у-у, - прокричал он в истерики и, вскочив, побежал к стене.

Остановившись, Каменаши постарался отдышаться. Рядом стоял Фуджигая, точнее прятался за углом и кого-то высматривал. Мордашка у кохая была расстроенная.

- Интересно, кого он ждет?

Тайске бросал уже становившийся беспокойным взгляд то на огромные часы над входом. То на двери, которые бесперечь открывались, но Гая так и не мог увидеть того, кого хотел.

Мимо прошли два менеджера. Тай признал в одной помощника, которая работала с Каменаши, услышал обрывки их разговора:

- В больнице, в коме… надо постараться скрыть…

Тайпи вдруг пискнул и с силой вцепился в стену, да так, что ноготь сломал и даже не заметил.

Парень замычал что-то нечленораздельное, точнее просто замычал, стараясь скрыть рвущиеся наружу слезы.

- Чего это он? – спроси Каме у стоящего рядом ангела, но мелкий лишь ухмыльнулся.

Между тем, Фуджигая сорвался с места и побежал в уборные на первом этаже.

Каме проследил за ним взглядом.

- Куда пойдем? – спросил ангел деловито.

- В больницу, – ответил Каменаши.

Мальчишка снова щелкнул пальцами и вот они в палате. Мама была все еще там, плакала, пришел один из братьев, стараясь ее успокоить, его жена принесла цветы, шикарный букет магнолий.

- Мама, он придет в себя, доктор ведь сказал, что это просто переутомление.

Но она не слушала и продолжала плакать.

Каме снова захотел прикоснуться к ней, и снова не получилось, он сжал кулаки и сам заплакал от бессилия.

- Может, прогуляемся? – спросил ангел. – Или, я могу перенести тебя, куда ты хочешь. К Джину хочешь?

Каме отрицательно помотал головой.

- К Юичи?

Снова отрицательный ответ.

- К Танаке? Пойдем к Танаке?

- Нет, хочу остаться здесь.

- Казуя, они скрывают, что ты в больнице, никто сюда не придет.

- Хочу побыть с семьей.

Мальчишке пришлось подчиниться. Он пошел и уселся на подоконник. Вскоре брат увел маму, и Каме остался наедине со своим телом и своим ангелом хранителем.

Прошел день, вечером пришел отец и второй брат, и на этом все закончилось.

- Ты будешь сидеть тут все время? – спросил ангел, наконец, спрыгивая с подоконника. – Так ты никогда не узнаешь того, что хочешь.

- Куда идти, если никто не знает, что я в коме.

Ангел тяжело вздохнул.

- Есть хочешь? – спросил он. – Пойдем, поедим.

- У меня же тела нет…

Ангел улыбнулся и щелкнул пальцами. Они оказались в светлом кафе, зал был из белого мрамора, с золоченой инкрустацией. В кафе не было потолка, колонны над головой упирались прямо в белые пушистые облака, на полу был мягкий ворсистый ковер, ноги в котором утопали по самые щиколотки. Некоторые столики были свободными. Мальчик ангел занял место у большого окна.

- Иди, сядь напротив, в окне можешь посмотреть, что делают те, кого ты знаешь.

- Где мы? – удивленно спросил Каме, присаживаясь на мягкий кожаный диванчик, смотря в окно.

Члены группы каждый занимался своими делами. Коки, как всегда возился с кошками, Уэда мучил боксерскую грушу, Тагучи не расставался со своей игрушкой, а Накамару…

- Мы же сегодня собирались сходить в бани! – выпалил Каме, подскакивая.

- Сиди, – спокойно ответил ангел.

К ним подлетел забавный маленький купидон в памперсе с записной книжечкой и золотым пером.

- Что будем заказывать? – лениво произнес он, веся в воздухе и изредка махая крыльями.

- Два любимых блюда, – произнес ангел.

- Какое из них? – голос был по-прежнему ленивым и безразличным, купидон живал жвачку и пялился в окно.

- Бифштекс и рамен.

- Заказ принят… - малыш развернулся и полетел по направлению к кухне.

Вид этого странного официанта заставил Каме отвлечься от Накамару, который в это время звонил всем кому можно и нельзя, чтобы спросить, где Каменаши.

- Где мы? – повторил Казуя, смотря вслед улетающему купидону.

- В кафе – «Ожидание».

Название говорило само за себя, и Казуя не стал расспрашивать дальше.

- Вот скажи мне, мой ангел хранитель, почему тебе 12 лет?

- Это время, когда ты пошел на прослушивание и перестал быть собой. Ангел хранитель остается в том возрасте, когда в жизни человека происходит событие, которое навсегда меняет его, когда ребенок теряет мечту.

Воспоминания о мечте детства – бейсболе, наводило тоску. Сейчас, в его жизни было много бейсбола, но время для того, чтобы стать профессиональным игроком в спорте было безвозвратно упущено.

Вернулся купидон с заказом:

- Два любимых блюда, – сказал он, ставя поднос и улетел.

- Ешь, – предложил ангел.

Почувствовав обалденный запах мяса и лапши, Каме понял, что очень сильно хочет есть.

***



Весь день Тайске не находил себе места. Ему обычно хватало увидеть с утра Каменаши, когда тот проходит по холлу агентства, но сегодня семпая он так и не дождался, а потом еще и обрывки фраз, сказанные менеджером Казуи. Целый день он не мог настроиться на работу, пытаясь разузнать, что случилось с Каме, но все делали вид, что вообще не знают о чем спрашивает Тайске, или правда никто не знал. После работы он собирался начать свое расследования, но настроя работать не было совершенно, и ребята из группы начинали на него злиться.

Вечером, кое-как добравшись до квартиры, он упал на диван и разревелся, давая волю чувствам, накопившимся за этот деть. Во время тренировки у него созрел план, и теперь надо было обдумать его воплощение, но истерика и рвущиеся наружу рыдания не давали этого сделать.

Парень пытался остановить себя, убеждая, что слезами ничего не решить, что глаза завтра опухнут, а у них фотосессия. Пришлось идти в ванну и умывать лицо, стараться успокоиться. Но слова: «В больнице… и в коме…» подливали масла в огонь, точнее слезы в глаза.

С утра он выглядел еще хуже, чем вечером. Агент бился в истерике, пытаясь обзванивать визажистов, надо было срочно привести Тайске в порядок. Как всегда Фуджигая устроил слежку в холле, но на этот раз за менеджером Каме и был вознагражден за свои старания! Он узнал, в какой больнице его обожаемый семпай. Теперь надо приложить побольше усилий и хорошенько поработать, чтобы вечер наступил побыстрее.

***



Каменаши снова торчал в больнице. Паникеру Накамару сказали, что Каме срочно уехал на съемки, наплели ему что-то в три короба. Юичи поверил, остальные не заморачивались вовсе, за последний год они привыкли, что совместной работы у Кат-тунов совсем нет.

Из посетителей в больнице снова была мама, братья, отец и племянница. И вдруг, когда уже стемнело и, ангел предложил сходить в кафе, дверь в палату отворилась, и в проеме появилась взволнованная мордаха Тайске.

- Фуджигая? – спросил Каме, смотря удивлённо на кохая. – Ты-то здесь откуда? Как узнал, что я в больнице?

Вот кого Каме точно не ожидал увидеть, и был приятно удивлен тому, что парень пришел.

Почти крадучись, Тайске прошел в палату, он был без цветов, зато с плюшевой уткой.

- Утка? – удивленно спросил Казуя.

Птица была странная и чем-то походила на Скруджа Мак-Дака из диснеевского мультфильма, разве что в наряде звездочета. Камее прыснул от смеха.

- Ты где его откопал?

Но все же, было чертовски приятно. Да к тому же, оказалось, что именно такой утки в его коллекции нет. Посадив звездочета у подушки, Тайске сел на стул у кровати и стал теребить край куртки. Сидел молча, просто смотрел на Каменаши и иногда шмыгал носом.

- Фуджигая, ты простыл что ли? – спросил Каме, ставя руки в боки, хотя он прекрасно знал, что кохай его не услышит и не ответит. – Если простыл, иди лучше домой, а то вдруг я из-за тебя заболею.

Хранитель, как всегда сидящий на подоконнике, хмыкнул. Тайпи нервничал, и все порывался соскочить со стула и убежать.

- Ребенок ей богу! – произнес Каме, довольно лыбясь.

Очень приятно было, что хоть кто-то пришел его навестить. Все же, спустя пару минут кохай сбежал.

- Теперь можно и поесть, – сказал Казуя, а морда была довольная.

***

Сколько же стоило сделать усилий, чтобы сходить к Каменаши. Еще больше усилий на то, чтобы посидеть немного.

- Завтра пойду еще! – сказал он сам себе уверенно. – Посижу подольше и поговорю!

Одев очки и надвинув бейсболку на глаза, он зашагал к выходу.

Сердце кровью обливалось, Каме был таким умиротворенным, казалось, что вот-вот просто откроет глаза. Но кома! На глаза снова стали накатываться слезы, Тайпи сдерживался с трудом, чтобы снова не зареветь.

«Тряпка, тряпка! - думал он про себя и щипал руку. – Хватит реветь! Твои слезы ничем тебе и ему не помогут!»

Только вот оказалось, что прийти снова, во второй раз намного труднее, чем в первый. Он долго стоял у дверей, не решаясь войти, сжимая в руках букет. Но приоткрыл дверь и увидел медсестру с сотовым в руках.

- Эй! – Тайпи влетел как раз во время,

Каме уже начинал биться в истерики, прогнать эту нахалку, никак не получалось.

- Ваше поведение совсем недопустимо! – выпалил Гая.

Фанатка быстро выскочила из палаты.

- Ксо!

Тайпи пригладил волосы и положил букет на столик.

- Совсем обнаглели, – сказал он лежащему на кровати Казуе.

- Это точно, – ответил Каме, переводя дух и отходя в темный угол. - Здорово, что ты пришел Тайпи. Хотя, мне очень интересно, как ты узнал, что я здесь. Спрошу, как в себя приду.

Каменаши поймал себя на мысли, что появление Фуджигаи делает его счастливым.

Кохай сел на стул и с тоской посмотрел на семпая.

- Эй, что это у тебя с глазами? – Каменаши подошел к нему и наклонился, рассматривая бегущую по щеке слезу.

- Плачешь? Из-за меня? - удивился он. – Или просто мое самомнение зашкаливает?

Каме понять не мог, с чего это вдруг Тайпи плачет. Подумал, что что-то случилось, и решил последить за парнишкой.

После посещения больницы Тайске направился прямиком домой. Оказалось, что живет он не очень далеко и всю дорогу шел пешком, мотая сопли на кулак. Позвонил Хиромитсу, но Тайпи ни с кем не хотел болтать, поэтому отделался дежурными фразами по типу: «Устал, очень хочу спать» и поспешил домой, чтобы снова реветь в подушку. В квартире кохая Каменаши не был, он вообще не мог подумать, что когда-нибудь будет гостем у кого-нибудь из младших джоннисов. И тут, имея возможность, он хотел рассмотреть каждый уголок. Оказалась, квартира, как квартира, только вот в спальне на стене висел огромный плакат Каменаши обклеенный стикирами в виде сердечек.

- Фанат? – удивился Каменаши. – Фуджи, ты мой фанат?

- Идиот, – фыркнул ангел, не выдержав. – Неужели не понял еще.

- Что я понять должен? – Казуя перевел взгляд на хранителя.

- Любит он тебя.

- Быть не может. Он никогда и вида не подавал.

- Естественно, кто он и кто ты.

Ангел расфыркался, как ежик, еще и иголки растопырил, бросается колкостями. Он вообще не понимал, когда этот человек стал таким идиотом, зацикленным только на работе.

На душе Казуи стало тепло.

«Я и правда, идиот?»

Каме подошел к дивану, на котором почти безмолвно рыдал Тайске и присел на корточки.

- Меня любишь? – спросил он. – Правда, любишь?

Он не надеялся получить ответ, и в очередной раз, забыв, что бестелесный поднял руку, чтобы положить ее на голову Тайске, но рука прошла сквозь тела.

Фуджигая содрогнулся от холода, который коснулся головы и поднял голову, осматриваясь. В первое мгновение, сквозь пелену слез ему показалось, что Каменаши сидит у кровати.

- Каменаши семпай? – прошептал он, протирая глаза.

От удивления Каме сел на задницу.

- Он меня увидел? – изумленно спросил он, смотря на ангела.

- Те, кто любят иногда видят… так говорят... – ангел тоже с интересом смотрел на парня.

Он встречался с ангелом Фуджи, тот рассказывал о любви своего подопечного, но чтобы эта любовь была ТАКОЙ СИЛЬНОЙ даже не предполагал.

Каменаши никогда не рассматривал этого кохая, как объект сексуального желания, влечения и любви, а тут оказалось у Фуджи есть маленький секрет.

Казуя проследил за парнем, который сходил в кухню, сделал себе соку и снова уселся на диван, озираясь.

- Каменаши семпай? – повторил он, протер глаза, очень надеясь, что мимолетное видение вернется.

Естественно ему никто не ответил.

Радостный и довольный Каменаши решил присмотреться к этому парню, соображая, когда кохай умудрился влюбиться в него. Сидя в «Ожидании», за их с ангелом столиком он рассматривал Тайске, который безуспешно пытался приготовить себе ужин. Парню мешало рвущиеся наружу рыдание. Из-за этого он постоянно, ронял тарелки, водой и паром пальцы обжигал, умудрился палец порезать в попытке нашинковать салат. В итоге поняв, что поесть не приготовить, он просто налил себе чаю и, усевшись на диван, замотался в белое одеяло. В квартире было тепло, но его все еще била мелкая дрожь. Каменаши стало невероятно жаль парня. Он и не думал, что Фуджигая испытывает к нему такие сильные чувства.

- Сам виноват… - буркнул он. – Не нужно было так к нему приставать на концертах и шоу.

Ел Каме без особого удовольствия, не смотря на то, что блюда были из категории любимых. Он все думал о кохае, который воодушевлённо кивал, когда семпай что-то рассказывал и соглашался на любой фан-саб без возражений, сразу смотря на Каме, улыбаясь.

Тайске ночью так и не уснул, Каменаши не знал, что это была не первая его бессонная ночь. Духом, он сидел рядом на диване и просто смотрел на парнишку. Когда за окном забрезжил рассвет, Тайске пошел делать примочки на глаза, чтобы избавиться от красноты и сильной припухлости век. Снова все валилось из рук. Он не мог стоять на роликах, не говоря уже о том, чтобы выполнять какие-то движения. Он не мог нормально танцевать, не получалось ловить ритм, а когда во время прыжка умудрился упасть, и чуть не повредить ногу, тренер заявил, чтобы Тайске убирался домой и отдыхал. Только вот Гая снова поперся в больницу. В палате были родители семпая. Тай побоялся зайти, стоял в коридоре около дверей и просто ждал. Даже вот так, находиться рядом с Казуей ему хватало. Каменаши стоял рядом и, хмурясь, смотрел на поникшего парня.

- Фуджигая, любить это хорошо. Но вот приду в себя устрою тебе лекцию о том, что нельзя забывать, где ты работаешь... - Каме вдруг закусил губу, замолкая, и улыбнулся.

Он вдруг подумал, что любви этого парнишки с лихвой хватило бы на их двоих. Чертовски сильно захотелось прикоснуться к Гаи, что он и сделал. Тайске снова поёжился от холода и, медленно подняв руку, прижал ладонь к щеке, где все еще были пальцы Каме-духа.

- Странно… - прошептал он.

- Насколько же сильна твоя любовь, что ты даже чувствуешь мои прикосновения?

Вышли родители, они были настолько погружены в своё горе, что не заметили парня стоящего в коридоре. Тайпи прошмыгнул в палату и, закрыв дверь, уселся на стул.

- Дни без тебя тянутся так медленно… - сказал он тихо и взглянул на умиротворенное лицо парня. – Каменаши-семпай, приходите в себя поскорее, а то скоро уже будет трудно скрывать ваше отсутствие и многим людям будет очень плохо.

- Вот даже сейчас, ты можешь говорить только за себя, а? – спросил Казуя, сощурившись и наклонившись, смотря в лицо Гаи. – Снова ревешь, бака!

- Прикоснуться бы к нему... к черту прикоснуться! Обнять и слезы сцеловывать. Да!

Каменаши довольно улыбнулся.

- Ты типа это вслух сказал? – удивился ангел.

- Выходит что да.

Казуя с удовольствием разглядывал лицо парнишки.

- И в губы поцеловать, ощущение от прикосновения пальцем мне понравилось, от прикосновения губ будет, думаю, круче.

Хранитель снова фыркнул.

- Эй, мы черепахи, а не ёжики, – ответил Казуя, смотря на пацана.

- Так быстро разобрался в чувствах? – спросил ангел.

- Похоже на то, – согласно кивнул Каме. – Ловлю себя сейчас на мысли, что не могу оторвать глаз от него.

- Ну, стой, любуйся.

Сколько прошло времени, Тайске не знал, но пока сидел часы, словно остановились. Только за окном начало темнеть и это значит нужно возвращаться. Гая нутром чувствовал, что сегодня ему снова не уснуть, поэтому заглянул по дороге в книжный магазин, который просто случайно находился по пути и купил первую попавшуюся книжку.

Дома, выжав себе апельсиновый сок, он уселся на диван, замотавшись в одеяло, и открыл книжку. «Спящая красавица» гласило название. Парень углубился в чтение, ведь надо было как-то скоротать время до очередного посещения больницы.

- Ты что, снова ничего есть не будешь? – спросил Каменаши, пристально смотря на кохая. – Бака! Нельзя так, ты так напряженно работаешь, ты что?

Он сжал кулаки и губы.

- Вот приду в себя, я позабочусь о твоем питании! – клятвенно пообещал он и себе, и Тайске. – А то вон смотри, как похудел и вообще, сколько дней ты уже не ешь?

- Влюбчивый, как кот, – буркнул ангел. – Главное покажите кого любить.

- Я верный, – возразил Каме.

- Ну да, Джина вон сколько любил.

Каменаши медленно повернул голову и злобно зыркнул на хранителя. Ангел вздрогнул от этого пожирающего, поглощающего взгляда.

- Да знаю я, что ты пережил уже все.

- Вот и не напоминай мне.

Всю ночь Тайске провел за чтением книги, перечитал не один раз. А утром поплелся на работу. Тренер снова ругался, что Гая выглядит плохо, что работать не может. Взволнованный Хиромитсу отвел друга в сторону и, положив руки ему на плечи, спросил:

- Что случилось?

- Ничего, – ответил парень, боясь другу даже в глаза взглянуть, чтобы не расплакаться. Ведь он совсем не может сказать, в чем дело, даже не потому, что это не его тайна, он никому не мог признаться, что так долго и безответно любит Каменаши.

- Ты не переутомился случаем? – спросил Хиро. – Ты в последнее время много работаешь, отдохни а, когда у тебя съемки учителя, когда закончатся?

- Уже закончились, – ответил Тай.

Когда он был сильно загружен работой, не было время думать о любви, да и с Каме все было в порядке, он летал как на крыльях. Тайпи очень нравилось сниматься в фильме, ему нравилось участвовать в передачах, он каждый день видел Каме заряжаясь на целый день позитивными эмоциями, а теперь съемки закончились и семпай в больнице.

- Тогда иди и отдохни! Пока тебя в больницу на обследование не отправили. Я скажу, что тебе нужно несколько дней.

- Спасибо, Хиро, – Тайске обнял друга.

Кита похлопал его по плечу.

- Три дня! И возвращайся с новыми силами.

Парень кивнул и, помахав, убежал. Но о каком отдыхе может идти речь, когда ноги тащат в больницу? У Каме снова родители и менеджер, пришлось быстро смыться и отсиживаться на крыше, пока все не ушли. Тай продрог на ветру.

- Не хватало заболеть еще, и так ослаблен! – возмущался Казуя, ходя рядом взад-вперед.

Он то отходил, то возвращался с тревогой, смотрел на лицо Фуджигаи, заглядывал в глаза и молил его поберечь себя. Снова отходил, ругаясь, что кохай не слышит его, ругал друзей Тайске, что те не проявляют к согруппнику должной заботы и снова возвращался к одиноко-стоящему парню на ветру.

- Каме, похож на бешеного тигра, – произнес ангел. – Или точнее на тигрицу, которая рьяно защищает свое потомство. На тебя это совсем не похоже, точнее тебе это совсем не свойственно. Джина ты так не защищал, – напомнил он. – Там ты вообще, кажется, больше страдал... – задумчиво произнес мальчишка. – Неужели тебе так нравился тиран Аканиши?

- Отстань! Как мне в себя прийти?

Все колкости хранителя он словно мимо ушей пропустил, будто и не слышал их вовсе. Сейчас его волновал только ревущий и чуть ли не в истерике бьющийся кохай.

- Неделя еще не прошла.

- Ксо! А как же Тайске?

- Его болезни в ближайшее время не предвидится, – весьма монотонно произнес ангел. – Так что успокойся, он сильный.

- А если простынет?

- Зануда!

- Заботливый!

- Зануда! – повторил ангел.

- Тогда верните меня назад!

- Зануда!

- Мой ангел завис… - с тяжелым вздохом сказал Каме.

- Ты разве не рад, что к тебе родители пришли?

- Вот он… - Казуя пальцем показал на снова ревущего парня. – Стоит тут на крыше, один! Ревет! А если с крыши спрыгнет?

Ангел осмотрелся.

- Его ангела хранителя нет рядом, значит такого в мыслях у твоего нового любимого нет.

- Он дрожит!

- Зануда!

- Ксо! Ты еще ребенок!

- Я отражение твоего внутреннего мира. И если я ребенок, то ты тоже!

Парень облизнул губы и заботливо посмотрел на Гаю, Тайпи было безумно жалко. Сейчас он стоял, смотря вниз, и растирал слезы по щекам ладонями. Это было так мило и так по-детски, а еще от этого разрывалось сердце.

- Приду в себя, сожму в объятиях и никуда не отпущу! – заявил Каменаши.

Ангел только рот открыл, чтобы что-то сказать, как Казу сразу же заявил ему:

- Даже и не думай!

- Черепаха!

- Дите!

Каме отвернулся от мальчишки, скрестив руки на груди, и смотрел сейчас только на Тайске, а еще мысленно просил, чтобы менеджер поскорее ушла и тогда Тайске вернется в здание, а не будет стоять на ветру.

А там, кажется, его тело оставили в покое, и в подтверждении ощущений, Каменаши увидел выходящих из больницы людей. Тайске тоже заметил их и рванул назад в здание, поближе к любимому. Семпай вздохнул с облегчением, когда они снова очутились в помещении. Он шел, смотря на Тайпи и улыбался.

- Как хорошо, что ты рядом со мной.

И снова Гая сидит рядом с кроватью любимого и смотрит на его спокойное лицо.

- А если как в «Спящей красавице»? – спросил он парня на кровати. – Если поцеловать тебя? Может ты очнешься?

- Что? – Каме оторвался от созерцания его глаз и губ, поднимаясь с корточек. – Поцеловать?

Он заворожено наблюдал, как кохай медленно поднимается со стула, как не уверенно подходит к кровати, как наклоняется и разглядывает лицо Каме.

- Ну, ну… - шептал Казуя, надеясь, что почувствует этот поцелуй. – Фуджигая, еще ниже..

Сам он тоже наклонился над кроватью, чтобы рассмотреть поближе. Тайске замер в нерешительности.

И тут, вот как в классике слэшевого жанра в дверь постучали.

- Ксо! – Каменаши аж топнул от недовольства, а Тайске рванул назад к стулу, уселся и вцепился в него пальцами, да так, что костяшки побелели.

Дверь открылась, и в проеме появился Накамару.

- Юичи! – прошипел Каменаши злобно. – Тебя-то, как сюда принесло!

Казуя был очень раздражен, хотя с другой стороны, обрадовался бы другу, ну нет же. Правильный Мару, как всегда появился в самый «нужный» момент.

- Фуджигая-кун? – удивился парень.

- Накамару семпай… - Тайске вскочил и поклонился.

- Ты что здесь делаешь?

- Я... заболел… - начал оправдываться Тай сбивчиво. – Пошел к врачу… случайно увидел... а медсестра снимала... а я прогнал... – он заикался, путал слоги. – Испугался, что узнают… караулю.

Все это он выдавал почти на одном дыхании, яростно жестикулируя.

- Ну, ну… - Накамару подошел и похлопал его по плечу. – Фоток я не видел, а вот слухи пошли, вот и пришел проверить. Что с ним?

- Доктор сказал… просто… кома... – выдал Тайске и плотно сжал дрожащие губы. – Переутомление… все показатели в норме... но он, не приходит… в себя.

Слова давались с трудом, снова хотелось разреветься.

- А ты как узнал? – не унимаясь, допрашивал Юичи. – Про состояние.

- Под… под... – он стал заикаться сильнее, - … слушал…

- М-м-м… ты молодец, охраняешь.

Тайске порывисто кивнул.

Злой Каме наклонился к согруппнику, заглядывая ему в глаза и злобно прошипел:

- Брысь, брысь, Мару, отсюда. Проведал и иди, у нас тут важное дело! Я тебя очень люблю, друг, ты лучший, но сейчас ты тут лишний!

Он был духом в конце - концов, а духам все возможно.

- Фуджигая-кун, ты иди, – сказал Юичи. – Давай я сменю тебя.

Парень даже возразить ничего не смог, просто кивнул, попрощался и вышел.

- Мару-у-у! – провыл недовольный Каменаши. – Ты не друг! Ты знаешь кто? Ты обламыватель!

Каменаши сжал кулаки, а потом потопал вслед за Тайске.

- Не останешься с Накамару? – ядовито-язвительно спросил ангел.

- Нет, пойду за Тайске, а то вдруг чего ему на ум взбредет.

Мальчишка фыркнул и потащился следом.

А Гае, казалось, что жизнь кончилась, что теперь, Накамару всем расскажет и его больше никто не пустит. Это конец! Он снова разревелся.

- Опять! – простонал Каменаши. – Тайпи, так тебя просто с нервным срывом в больницу увезут.

Тайске между тем шел домой, снова размазывая слезы по щекам и ругая себя о том, что не ушел пораньше, что встретился с Накамару.

- Откуда в тебе столько слёз? – спросил семпай.

Как же хотелось успокоить этого парня, прижать к себе, спрятать от всего мира, снова увидеть ослепительную улыбку, заглянуть в искрящиеся глаза, припасть к манящим губам. Каменаши застонал и зарылся руками в свои волосы.

- Юичи, ну почему ты не пришел немного позже?!

И снова их ждала бессонная ночь и «Спящая красавица» Тайске словно стал одержим этой книгой, читал снова и снова, а когда взошло солнце, Казуя увидел в каком ужасном состоянии Гая. Синяки под глазами, безумный взгляд, сам бледный и осунувшийся, еле стоящий на дрожащих ногах и шатающийся при ходьбе. Казуя испугался и заорал громко и душераздирающе, наверное, такие крики призраков слышат люди, крики полного отчаяния и невозможности что-либо изменить. Он даже ангела этим криком очень испугал, мальчишка подумал, что Каменаши из духа превращается в призрака, но увидев, что стало причиной этого ора немного успокоился.

- Ого, ну и видок! – заявил мелкий, внимательно смотря на Фуджи. – Да тут фильмы ужаса можно снимать, без грима.

- Отвали от него, крылатый! – выдал Каме. – Сейчас умоется и приведет себя в порядок.

- Ага, пойдет шататься по больнице, прятаться в коридоре, пока твое тело не оставят в одиночестве.

У одержимого Фуджи была теперь только одна мысль и одно желание – обязательно поцеловать Каменаши, тогда он очнется!

«Он просто обязан очнуться!»

Тайпи был в этом уверен на все 100% и о ином не думал.

В палате было многолюдно. Кроме родителей и Мару был еще и Коки, который домогался доктора, расспрашивая о состоянии друга.

Казуя сначала обрадовался, но потом разнервничался снова, смотря на еле стоящего на ногах в коридоре Тайске. Кохай снова весь день играл толи в ниндзя, толи в обычных шпионов, прятался от всех и ждал, когда его любимый останется один. Пришлось просидеть весь день и весь вечер. Но он дождался своего. Уже давно стемнело, и посетители покинули больницу. Тайске тихо пробрался в палату. Стоял полумрак, мирно попискивали приборы, следящие за состоянием пациента.

- Безумец, – прошептал Казуя.

Казалось еще немного и глаза загорятся, как у демона, рога вырастут.

- Тай, ты меня пугаешь, – произнес Каме с нежностью и страхом в то же время.

Страхом за такое шаткое душевное равновесие.

Тайске замер прислушиваясь, взгляд его стал блуждать по палате.

- Кто здесь?

Ему вдруг показалось, что кто-то спрятался и говорит с ним. Но это всего лишь показалось.

Казуя снова замер, закрывая рот руками, ошалело смотря на парня.

- Слышит? – прошептал он.

В мыслях была только «Спящая красавица» и считал, что просто обязан поцеловать Казую и сбежать. Да, лучше поцеловать и сбежать!

Он облизнул губы, подходя к кровати, наклонился. Каменаши сжал кулаки в ожидании и предвкушении.

- Тай, почему так медленно?! – прошептал он, подходя поближе и смотря на губы Фуджигаи, почти синие, но все равно манящие.

Ниже, еще ниже, парню стоило большого труда решиться на поцелуй. Ведь если еще за дверями он думал, что сильный, что сможет. То рядом с Каменаши бешено забилось сердце, и кохай ощутил себя последним трусом. Но как не крути, отступать нельзя.

- Он же не поцелует! – прошептал Каменаши, видя смятение и неуверенность на лице Тайске.

- Ладно, ладно, помогу! – недовольно сказал мальчишка.

Ангел взлетел и встал на спину парня.

На плечи, словно путовые гири положили, такой тяжести он никогда не испытывал. Тай не удержавшись согнулся, целуя Каменаши в губы.

- Готово! - смеясь, сказал ангел.

- Спасибо, – семпай мягко улыбнулся своему ангелу хранителю.

***



Тайске даже глаза на мгновение закрыл, как давно хотелось поцеловать Каме, как…

Губы семпая приоткрылись, затем приоткрылись сомкнутые веки, медленно, и почему-то глаза искрились улыбкой.

Тайске отпрянул.

- С чего ты решил, что я спящая красавица и меня можно целовать? - голос Каменаши лучился смехом и светом.

Тайске отскочил, роняя стул, сшибая с тумбочки букет и пульт от телевизора.

- Простите, простите, Каменаши-семпай… - сказал он, кланяясь, пятясь к двери, а потом и вовсе сорвался с места, выбегая из палаты.

- Стой! – крикнул Казуя, но было поздно.

Каменаши сел, голова кружилась, сейчас подняться было чревато падением, во всем теле была слабость. Он огляделся, у кровати все еще стоял ангел.

- Мелкий? – удивленно спросил Каме, видя, как ангел взрослеет на глазах, становится его точной копией, но постепенно становится прозрачным и теряет свою реальность.

- Спасибо тебе, мой ангел хранитель, – поблагодарил парень, кланяясь.

- Спасибо тебе, – ответил тот и исчез.

***



Тайске, как всегда стоял в своем укромном уголке. Прошло три дня с его позора, как он считал, в клинике. От Накамару он узнал, что сегодня Каме придет в агентство, поэтому ждал, чтобы увидеть снова и зарядиться его силой на весь день и просто, чтобы увидеть любимого. Тайске надеялся, что семпай забудет его выходку, поэтому лучше пока не попадаться ему на глаза.

- Попался!

Услышав голос Казуи над ухом, Фуджигая тихо пискнул и весь задрожал.

«Как он узнал, что я всегда стою здесь? Как он прошел мимо меня?» - пронеслась мысль.

Свое убежище Гая считал надежным и скрытым от чужих глаз, ведь из-за больших пальм и угла его никто не видел, зато он видел всех в холле.

Каме взял дрожащую руку кохая, пальцы вмиг похолодели.

- Только в обморок не падай, – предупредил он, уводя парня за угол, в темный коридор.

- Кажется, я должен вернуть тебе долг...

Казуя прижал его к стене.

- Я привык возвращать их, - произнес он и поцеловал Тайске в губы.

Тайске тихо застонал, крепко сжимая его руку, отвечая на поцелуй. Голова закружилась, плевать, что сказал семпай, потерять сознание очень хотелось, чтобы смыться от позора. Но все же, какое это счастье, когда Каменаши целует так страстно и неистово.

«Ещё, ещё…» - думал Тайпи, плевать, что воздуха уже не хватает. Хорошо, если можно умереть в этом темном коридоре от поцелуя любимого.

Но вот, тяжело дыша, Казуя оторвался от его губ и прошептал на ухо, упираясь головой в стену, прижимая парня всем телом.

- Ты сегодня ел? – прошептал семпай. – Или снова только сок выпил?

Тай снова лишь пискнул, хотел спросить, как тот узнал, но Каменаши закрыл его рот своей ладонью.

- Я видел твой сегодняшний график работы, в десять вечера у черного входа студии я буду ждать тебя на машине, повезу ужинать, а потом к себе домой. Не будешь ты больше реветь один в подушку.

URL
   

Территория яоя (18+)

главная