16:33 

Kiseki

Yaoi Trio
Автор:Fleri (ficbook.net/authors/398777)

Беты (редакторы): ~Sekai~, Chizuru-Neko, Jasnin
Фэндом: KAT-TUN,Yamashita Tomohisa,Kamenashi Kazuya(кроссовер)
Персонажи: ПиКаме, Нишикидо Рё и немного других
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Флафф, Повседневность
Предупреждения: OOC
Размер: Миди, 37 страниц
Кол-во частей: 8
Статус: закончен

Описание:
Этот фик - ода фанатам.

Мы все можем, если захотим, даже вернуть звезду на небосвод своими молитвами.

========== Часть I. ==========


Звук разряжающегося телефона показался самым противным из всех, что он мог услышать. К тому же, этот звук вырвал его из объятий сна.

«Я же поставил на зарядку…» - подумал он.

Вокруг тишина, еще ночь, город в кромешной мгле.

«Наверное, отключился свет, и вырубилось зарядное».

Кошмар… ему снился кошмар.

Парень содрогнулся от холода и страха. Голова ударилась о стену, затекшее тело уперлось в преграду, она была со всех сторон…

«Как в гробу…» - подумал он и закричал.

Подумал, вбежит мама, успокоит его, но… его крик отразился от деревянных стенок.

До этого ему снилось, что ночью, возвращаясь с репетиции, его остановил какой-то человек, приставил нож к горлу, потребовал денег, следом подошли еще четверо, а потом… он помнил только боль.

В ужасе, что скопился в сознании, раздался пронзительный звук мобильника.

Парень дрожащей рукой нащупал телефон на груди. Он яростно вспоминал номера, в голове цифр было много, но он не мог вспомнить сразу, кому они принадлежат. Но, набирая спасительные цифры и слыша голос в трубке, он понимал, кому тот принадлежит.

- Мам… - закричал он в трубку. – Мамочка... – голос смешивался с рыданием. – Мамочка, вытащи меня отсюда…

- Господин… - послышался ледяной голос на том конце. – Не стоит так шутить.

Телефон отключился.

Он всхлипнул, перезвонил снова, но больше никто не ответил. Он набрал другой номер.

- Да… - раздался мужской голос.

- Коки, это я... Коки...

- Ты, скотина, я твой номер пробью и всю морду разобью! – заорал парень на том конце.

- Танака…

Но телефон отключился.

От ужаса уже не чувствовалось ни холода, ни голода, он забыл про кошмар, который, казалось, был его прошлым. Все сознание охватывал ужас от происходящего.

Еще раз взглянул на телефон, заряд которого почти иссяк. Это был не его новенький навороченным андроид. Этот телефон был проще, похожие им дали, когда они снимались в рекламе. Палец сам нажал на телефонную книгу. Номер высветился лишь один. Номер, обладателя которого он не знал. Стоп! Почему не знал… Цифры были до боли знакомыми.

Парень позвонил.



Пи сидел перед компьютером и яростно нажимал на клавиши. Срочно нужно было закончить текст песни.

Вдруг зазвонил телефон, лежащий рядом.

Он вздрогнул и взглянул на дисплей. Увидев номер, он ужаснулся. То был номер с рекламного телефона, но телефона с того света…



***
***



… - Пи, ты куда? – спросил Рё, вскакивая с дивана.

Он пришел поддержать друга, который очень тяжело переживал смерть близкого товарища и не хотел оставаться один, да и самому нужна была поддержка. Смерть Черепашки потрясла всех.

- На похороны, – заявил Томохиса, наспех надевая куртку.

- На чьи похороны? – нахмурившись, спросил Нишикидо.

- Забыл что ли? На похороны Каменаши, конечно же.

Брови Рё сошлись у переносицы. Пи сказал, что на похороны идти очень больно, поэтому попросил Рё побыть с ним дома, хотел запомнить Каме живым, а не наштукатуренной куклой, которую, по словам в агентстве и не узнать совсем.

Случай был воистину ужасным. В мире шоу бизнеса такое почти не случалось. Айдолов всегда оберегали. Но Каме в тот вечер решил улизнуть от фанаток, которые заметили его на улице…



Пятеро подонков остановили парня в парке - не понравилось им, что тот одет в брендовые шмотки, что держит себя высоко, что денег дать отказался. Били, пока не приехала полиция - сердобольная прохожая вызвала, но оттаскивали юных подонков уже от трупа. На айдоле и живого места не было.

- Я … с тобой.

Ре схватил своё пальто и выскочил следом за другом.

На похоронах было много народу. Семья билась в истерике, фанаты корчились в рыданиях, на глазах многих джонисов были слезы. Пи просто стоял, молча, поджав губы. Девушки и парни вереницей шли к гробу, клали белые розы. Томохиса, подойдя, положил телефон.

- Не должно быть так, без телефона там будет плохо, ни родителям не позвонишь, ни мне... Звони, Каме.

Он хотел положить свой телефон, но из дома по ошибке захватил рекламный. Но, когда он сообразил это, было уже поздно. Не вскрывать же гроб…



***
***



И вот, тот самый номер высветился на его телефоне.

«Кто-то шутит», - подумал ЯмаПи, но все же вызов принял.



- Алло, – раздался холодный голос в трубке.

- Вы… - кто-то на том конце всхлипнул. – Ваш телефон был в книжке, и я не знаю, что мне делать. Мама и друг не хотят слушать меня, Вы моя единственная надежда.

Парень разрыдался, несколько секунд он безуспешно пытался справиться с истерикой, наконец, ему удалось.

- Здесь холодно, я не могу выбраться, ужасней всего, что я даже не знаю, где я… но… Вы моя единственная надежда, пожалуйста, помогите мне…

- Откуда у вас телефон?

- Я не знаю, он разбудил меня, он разряжается, пожалуйста…

Тут телефон разрядился окончательно.

- Нет! – закричал парень и забился в своей темнице.

Он дрожал от холода и страха, он безудержно рыдал, разрывая горло, он не знал, где находится и что ему делать.



Пи стремительно поднялся.

«Кто-то вскрыл склеп… - подумал он. – И решил подшутить».

Но голос парня на том конце был испуганным и был очень похож по интонации на Ка-куна. Но ведь этого попросту не может быть! Но тот человек, вероятно, был в шоковом состоянии.

«Но я ведь сам…»

Он замотал головой.

«Этого не может быть!»

Но он ведь читал статьи о необъяснимых случаях. Так почему бы не проверить этот?

До кладбища он добрался быстро, без труда нашел склеп. Дверь даже не была закрыта, да и что брать у покойников?

Пи включил фонарик и зашел.

Сквозь могильную тишину пробивались тихие всхлипы и стук.

«Наверное, кто-то запихнул школьника сюда, бедный ребенок».

Это было единственное объяснение. Подростки «играли» на кладбище, и кого-нибудь из школьников заперли в гробу. Но вокруг не было признаков взлома, каменный саркофаг был завален свежими цветами.

«Как, кстати, там мобильник» - с улыбкой подумал Пи.

При помощи монтировки он отодвинул мраморную плиту.

- Кто здесь? – послышался из гроба охрипший голос, а потом в крышку заколотили, что есть силы. - Спасите меня, спасите!

Голос был полон истерики. В нем, слава богу, не было и тени безумия.

Снова, при помощи монтировки, Томохиса вскрыл деревянную крышку.

Человек в гробу всхлипнул и затих. Он закрыл ладонями лицо, пытаясь уйти от яркого света фонаря.

- Кто вы? – тихо спросил Пи, вглядываясь в знакомую одежду, в знакомую фигуру.

Он прекрасно помнил каждую вещь, что была одета на Каменаши, он помнил, как в последний раз погладил по этим волосам.

«Люди не воскресают, - пронеслось в сознании. - Такого не бывает…»

- Кто здесь?… - спросил тот, кто рушил все законы реальности.

- Как?! – парень кинулся к нему, вытащил из гроба и понес к выходу.

Да, это был именно он, как в кино, как на фото, как на концерте, прекрасный, сейчас дрожащий от страха и холода Казуя, смерть которого так сильно переживал Пи.

Ямашита стал снимать с него одежду, чтобы проверить. Шрамы были! Тонкие, зажившие, но все же те самые ужасные шрамы после вскрытия.

Парень снял с себя пиджак, закутал в него парня и понес к машине.

Каме рыдал у него на руках, он не мог поверить, он не мог вспомнить, все тело болело. Он совершенно не знал, что делать и как вообще себя вести. Все спокойствие, вся сдержанность в данной ситуации куда-то спрятались или вообще остались в том гробу.

- Все хорошо, все хорошо…

Пи благодарил Ками за то, что Кат-туновца не кремировали, что по просьбам фанатов похоронили в склепе.

Айдол прижимал воскресшее чудо к себе, чтобы согреть озябшее тело.

Каме сжимал в руке сотовый телефон, что стал для него спасением.

Сердце кровью обливалось, руки дрожали, ситуация была не просто необычная, она была сверхкритическая, необъяснимая, нереальная. Томохиса сидел и что есть силы, вцепившись в руль, неотрывно смотрел на улицу. Они все еще стояли у кладбища, он просто не мог сейчас завести машину и поехать. Иногда он косился на Каме, думая, возможно тот призрак или йокай.



Казуя дрожал, как осиновый листочек, слышно было, как стучат зубы.

Пи дернулся, разворачиваясь, достал с заднего сидения плед, закутал парня.

- Ничего. Сейчас приедем домой, там ты согреешься.

Каме коротко кивнул.

Томо казалось, что он слышит, как бешено колотится сердце испуганного почти до смерти парня.

- Казуя, – парень сжал холодную руку. – Все хорошо, слышишь меня? Все уже позади.

Томо заглянул ему в глаза, чтобы в ответ поймать на себе его взгляд и убедиться еще раз, что все это реальность.

Каме еще раз коротко кивнул. Он притих, закутался в плед, но дышал все еще прерывисто через раз и всхлипывал.

Томохиса завел машину, и та стремительно сорвалась с места.

«О чем он думает сейчас?» - думал Пи, следя за дорогой.

Ему казалось, что думает Каме об ужасных вещах. Что он помнит из прошлого? Он надеялся, что совершенно ничего.

- У тебя что-нибудь болит? – спросил Ямашита.

Вопрос, конечно, был офигеть какой умный и задавался человеку, которого избили почти до неузнаваемости.

Его поражала та регенерация, что произошло с парнем за тот месяц, что он провел в склепе.

- Не… не знаю… - прошептал Каменаши.

Ему было холодно, ему было страшно, о какой боли может идти речь?

«Что это? Чудо божье? - думал айдол, всматриваясь в темноту за окном. – У него все срослось. Он был весь переломан, он был избит так сильно, что в похоронном агентстве пришлось колдовать над ним не один час. И вот теперь он говорит, двигается. Да что там, ОН ЖИВЕТ!»

Молитвы помогли? Вера? Миллион роз? В сети ходило много баек о воскрешении Каменаши, фанаты верили, молились и несли цветы.

Иногда он моргал, когда в глаза ударял свет фар от едущих навстречу машин, иногда он слышал гудки и понимал, что от нервов выезжает на встречную полосу, но он гнал, что есть силы, чтобы побыстрее очутиться в своей квартире.

Нужно было скорее добраться до дома, чтобы хорошо осмотреть парня. Пи, конечно, не доктор, он не знал, какие могут быть у того повреждения. Но все же нужно убедиться в том, что это действительно Каме, живой Каме! Их Каме!

«Какой же он легкий, словно пухом набит».

В свою квартиру парень нес его на руках. Он закутал Казую с головой, пока шел, и озирался - не дай бог кто увидит. Парень старался побыстрее скрыться за дверями своей обители. Он немного успокоился лишь когда усадил Каменаши на приступочек в прихожей. По паркету послышался цокот коготков. Две ленивые бестии, как всегда, спали на его кровати.

«Собаки!» - вспомнил он.

Животных стоило запереть в комнате, ведь если все-таки Казуя призрак или демон, собаки начнут лаять и кусаться, ведь животные не любят мертвецов. А Пи совсем этого не хотелось, ведь он получил шанс, второй шанс, и теперь не надо отдавать любимого другу, теперь он второй раз не совершит ту же ошибку, к тому же, друг теперь далеко и между ними давно все кончено.

- Побудь пока здесь.

Пи переобулся и быстро прошел в холл. Он краем глаза заметил, как Каме согласно кивнул и прислонился виском к стене, тяжело вздохнул.

Ямашита, как ошпаренный, бегал по квартире, подбирая раскиданные собачьи игрушки, держа под мышками своих любимцев и думая, куда бы их запереть. Пи и Химе, оставаясь на целый день, предоставленные сами себе, наводили свой «маленький порядок».

«Какого черта? - думал он. – Я боюсь. Боюсь, что это кошмар, боюсь, что он демон, но Ксо! Если надо, я даже буду жить с демоном, но никуда его от себя не отпущу!»

Пи вернулся в коридор и, прислонившись к стене, посмотрел на сидящего Каме. Парень притих, не двигался, и, казалось, не дышал. В глазах Пи появился ужас, он кинулся к дверям и присел перед Казуей. Глаза его были закрыты. Айдол вдруг испугался, что парень умер. Пи поднес руку к его носу и вздохнул с облегчением, когда кожи коснулось горячее дыхание.

Томо облегченно вздохнул и осторожно поднял Каменаши на руки.

«Как хорошо, он просто спит».



========== Часть II. ==========


Ямашита унес парня в спальню и уложил на кровать, все так же завернутого в плед. Сам он сел на полу рядом и стал смотреть на спящего.

«Почему он снова спит? Переволновался? Испуган?»

С тревогой Пи всматривался в лицо, на котором все еще были следы косметики, отчасти смытые слезами. Он поднялся и принес воды в небольшом тазике. Сел на край кровати и стал осторожно смывать краску с лица Каменаши. С каждым взмахом мягкого полотенца с его губ срывался облегченный вздох. Кожа под косметикой не была ни синей, ни зеленой, ни какой-то еще. Цвет был почти здоровым, но все же Казуя был бледным. Осторожно разворачивая плед, снимая пиджак, он продолжал обтирать грудь и живот парня. Рука его вздрагивала каждый раз, когда он касался яркого шрама на груди. Очень аккуратного, тонкого, но все еще яркого шрама.

«Ему больно? Нет? Как может быть не больно? Хотя месяц прошел, быстро зажило».

Пи сглотнул и с тревогой заглянул в лицо Каменаши.

- Я очень надеюсь, что с тобой все хорошо, – прошептал он. – И какой же ты худой стал…

До этого лающие собаки вдруг затихли, а потом он снова услышал топот с цоканьем коготочков по паркету. Оба животных залетели в спальню и с разбегу запрыгнули на кровать. Такого ужаса Пи еще ни разу не испытывал. Он бросил полотенце и открыл рот, чтобы заорать на собак; сознание тут же нарисовало ужасные картины того, как Пи-чан и Химе-чан рычат и грызут пальцы на руках Каме, повисая на них, мотаются и извиваются как гусеницы, а потом падают, сжимая в зубах отгрызенные конечности. Он сам замотал головой, зажмурившись, готовый выгнать, откинуть собак в сторону, но! Обе малявки принялись вылизывать лицо и грудь Казуи.

Спящий парень вздрогнул, застонал и открыл глаза.

- Где я? – спросил он, садясь.

Собаки тоже сели и, смотря на него, стали приветливо махать хвостиками.

Ямашита вздохнул с облегчением и присел на край кровати.

- Казуя, ты у меня дома.

- Пить хочу, – произнес тот тихо.

Собаки же радостно повизгивали и все норовили лизнуть Каменаши. Парень в ответ гладил их и даже улыбался. Ямашита быстро прошел на кухню, налил воды в высокий стакан и так же стремительно вернулся, протянув питье Казуе, но вдруг рука его дрогнула.

«А если внутри не все срослось? Если вода прольется в желудок... если…»

Он зажмурился и замотал головой.

«Не жил бы он, если бы все эти "если"…»

- Каме, пей, пожалуйста, маленькими глотками и медленно, – все же попросил он.

Каменаши согласно кивнул и сделал маленький глоток. С губ его сорвался тихий стон, и у Пи глаза из орбит от ужаса полезли.

- Ка-кун, ты в порядке? – он кинулся к парню, обнимая его.

- Пи… - произнес Каменаши тихо. – Все хорошо. Подожди, я же оболью тебя.

От мягкого, нежного голоса парня Ямашита успокоился, отлепился от Каме и, сев рядом, стал смотреть, как тот медленно пьет воду, держа стакан обеими руками. Этим зрелищем он бы мог наслаждаться вечно, но тут зазвонил телефон. Каме вздрогнул, Пи тоже, собаки подняли головы, но вскоре снова опустили их на ноги Казуе. С тяжелым вздохом Томо поднялся и вышел из комнаты.

- Пи! – от Рё, как всегда невозможно было ожидать ни "привет", ни "как дела?". – Может, выберемся сегодня куда-нибудь? Мы месяц никуда не ходили.

- У меня много дел, прости, друг, – он отключил телефон.

Нишикидо начнет упрашивать, но оставить Каме сейчас совершенно невозможно, а чем больше друг будет уговаривать, тем хуже будет чувствовать себя Пи.

Тут же раздался еще один звонок и снова от Нишикидо. Ямашита просто не стал брать трубку, решив, что извинится перед другом попозже. Когда парень успокоился и перестал доставать товарища, Томо позвонил сам, но не другу из агентства, а знакомому доктору.

- Сенсей..

- О! Томо-чан, добрый вечер!

- Добрый вечер… Сенсей, скажите, а если у человека была операция на желудке, и он давно не ел, чем можно его покормить?

- Что-то случилось? – обеспокоенно спросил доктор. – Мне приехать?

- Д-да… - промямлил он и тут же заголосил. – Не-не-не... Все в порядке, я просто хотел посоветоваться.

Доктор был бы весьма кстати, но все же.

- Так мне приехать? – спросил мужчина серьезно.

- Сенсей, вы сохраните мою тайну?

- Твою? Да.

- Тогда приезжайте.

- Мне что с собой взять?

- Все, что может пригодиться, – выпалил парень.

- Хорошо, скоро буду.

Томо вернулся в спальню и, присев на кровать, с нежностью и тревогой посмотрел на парня. Каменаши сидел, крутя в руках пустой стакан, и вновь был грустным и задумчивым.

- Каме… - произнес он, в голосе была нежность и забота.

Казуя поднял голову и посмотрел парню в глаза.

- Ты в порядке?

«Что за глупые вопросы я задаю? Конечно, с ним не все в порядке».

- Я что, умер?

Вопрос парня был неожиданным, Пи вскочил, дошел до двери, вернулся обратно.

Как ответить на этот вопрос? Как?

Каменаши, понимая, насколько трудный вопрос задал, сидел молча. Он обвел взглядом комнату. Спальня в квартире ЯмаПи была в приглушенных бело-зеленых тонах. Низкая кровать была из дерева коричневого цвета, также как прикроватные тумбочки, плательный шкаф и два узких комода. Он словно искал ответ в этой комнате, но так и не нашел.

- Да, – выпалил Ямашита, снова садясь на кровать.

- А почему я жив?

Пи закусил губу, сейчас все терзающие мысли были написаны на его лице. Конечно же, он не знал, почему Каме жив.

- У меня есть очень хороший доктор, я иногда тайно обращаюсь к нему со всем, что меня беспокоит. Он приедет тебя посмотреть.

Каме, соглашаясь, кивнул. Доктор был весьма кстати. Казуя и сам боялся того, что происходило с ним, внутри все обрывалось и переворачивалось при мыслях о прошлом. Он все помнил довольно смутно, но подонка с ножом в своем сознании видел очень отчетливо, когда закрывал глаза.

Сенсей не заставил себя долго ждать, и вскоре тишину квартиры наполнила мелодичная трель домофона. Пи сорвался с места и побежал открывать.

Сенсей сказал, что потребуется помощь, поэтому Томохиса, крикнув, что сейчас вернется, выбежал из квартиры. Доктор принес с собой даже переносной узи-аппарат.

- Давай, рассказывай, что случилось, – сказал он, заходя вслед за Пи в квартиру.

- Сенсей… - парень провел его в спальню. – В общем, вот кто случился.

Мужчина замер, ошалело смотря на человека, которого месяц назад похоронили. Он поправил очки, подошел к кровати, наклонился.

- Двойник?

- Нет, сенсей, я его собственноручно из гроба вытащил.

Каме следил за ними лишь взглядом и молчал. Доктор не верил своим глазам: он был атеистом, верил в медицину и не принимал чудес. Об ужасном убийстве все говорили до сих пор, и вот он видит мертвеца живым! Мужчина посмотрел на Пи: может, это розыгрыш? Слишком жестокий! Да и Ямашита выглядит слишком взволнованно и серьезно.

- Каменаши-сан, давайте я Вас осмотрю.

Осмотр он проводил скрупулезно, кроме внешнего осмотра проверив сердце на переносном кардиографе, с помощью УЗИ просветил все внутренности.

- Чудеса! – произнес он, задыхаясь от восторга, – Каменаши-сан, вы в полном порядке, не считая шрамов на внутренних органах и вот этого тоже, – он показал на грудь. – Но их все можно удалить с помощью ультразвука и лазера. Вашу мозговую активность все же нужно проверить, но я уверен, что и она в порядке. В общем, вы феномен. Да, ЯмаПи, я напишу диету для Каменаши, постарайтесь придерживаться ее, по крайней мере, неделю.

Томо кивнул и пошел провожать доктора радостный и успокоенный.

Когда он вернулся, Каме спокойно себе спал, обнимая обоих собак, которые лежали себе тихо и не отсвечивали. Томохиса улыбнулся, смотря на эту идиллию. От сердца у него отлегло, правда, он все еще дивился произошедшему, да и доктор попросил понаблюдать за парнем; все же, о таких случаях, по крайней мере, в Японии, он не слышал.



Пи постелил себе в гостиной на диване, но сон не шел, как бы он не пытался заснуть. Тогда он перебрался в спальню, лег рядом с Каме и весь остаток ночи смотрел на спящего.

Томо понял, что уснуть он боится, страшась, что когда он проснется, все произошедшее окажется сном, что кровать будет пуста и что второй шанс - это всего лишь сон, которому не суждено сбыться.

Уснул он под утро, когда за окном забрезжил рассвет - уставший мозг просто отключился.

Настырный будильник в телефоне сообщал о том, что пора вставать.

- Каме! – прокричал Пи, садясь в кровати и смотря по сторонам.

Место рядом было пустым.

- Каме! – второй крик был просто душераздирающим.

На глазах выступили слезы. Он так и знал, что все случившееся было не более, чем кошмаром.

- Ты чего кричишь? – услышал он знакомый голос и в дверях возник несравненный, божественный, неземной, живой Казуя.

- Ка-кун! – Пи бросился к нему, порывисто обнял, прижимая к себе.

Каме рассмеялся.

- Ну, ты чего?

В объятиях Ямашиты было очень спокойно и тепло, парень расслабился, положил голову ему на плечо.

- Ты почему не в кровати? – он принюхался. – И вообще, что ты делаешь на кухне?

- Завтрак готовлю.

- Каме! Тебе есть нельзя! – снова заблажил Пи.

- Бака! Я тебе завтрак готовлю, – заявил Казуя, счастливо улыбаясь. – Знаю я, что мне нельзя. Я себе бульон сварил с курицей и рисом, все нормально.

- Как всегда заботливый!

Пи просто хотел пойти умываться, но вместо этого погладил Каменаши по отросшим волосам и поцеловал в лоб.

- Обещай, что будешь отдыхать.

- Пи… - недовольно произнес парень. – Я же выйти даже не могу. О чем ты говоришь.

- Это да… - Ямашита тяжело вздохнул. – Ладно, пойду я есть.

- О! Мне одежда нужна, еще щетка зубная.

- Все куплю сегодня.

Пока Томохиса ел, Каме сидел напротив и смотрел на него. Он мало чего помнил, но память постепенно прояснялась. Он вспомнил, что Пи друг и коллега по работе, что они снимались вместе и пели вместе.

Казуя печально вздохнул и стал есть свой бульон.

- Ты чего? - Томо оторвался от завтрака и посмотрел на парня.

- Да так, воспоминания.

- Не раскисай!

- Не буду…





После завтрака Ямашита долго собирался, он очень не хотел оставлять Казую на целый день, но ничего не поделаешь – работа. Хотя сейчас проектов было не очень много, в агентстве все еще был траур, после кончины Каменаши многие не могли опомниться до сих пор.

Но в это утро в агентстве было оживление. Как оказалось, кто-то вскрыл склеп и похитил тело Каме. Какие-то фанатки, неся утром цветы, увидели, что гроб пуст, и вызвали полицию.

- Не, ну ты слышал! – Нишикидо, как всегда, появился неожиданно. – Вот какой извращенец посмел?

- Привет Рё, – сонно произнес Томохиса.

- Пи! Ты чем всю ночь занимался? – спросил он. – Тело Каме вытаскивал и прятал?

- Ты что, бака! – заявил парень, нервно озираясь.

- Да ладно. Знаешь, что пишут в твитах? О том, что вчера положили миллионную розу и миллионный фанат повесил табличку в храме, что Каме воскрес, как и предсказали.

- Да, я слышал эту байку, – парень старался казаться безучастным, все еще изображая траур.

- О! У нас же тут полиция. Оказывается, там есть следы шин на асфальте, а в склепе забытая железка.

- Ксо! – прошептал Пи, останавливаясь. – Монтировка!

Но тут же он закусил губу и, озираясь, посмотрел по сторонам.

- Что? – спросил Нишикидо, внимательно смотря на друга.

- Нет, ничего. Хватит без дела слоняться, пошли.

Рё, сощурившись, посмотрел на идущего вперед парня.

«Вот что-то здесь не то!» - подумал он и решил проследить, чего там скрывает ЯмаПи.

А Томохиса ничего и не скрывал, разве что хотел, чтобы день побыстрее закончился. В обед он не выдержал и позвонил домой. Оказалось, что Каме свой телефон-спаситель зарядил и вскоре на том конце раздался его счастливый голос.

- Привет, – Пи отошел в сторону, чтобы его никто не слышал, говоря почти шепотом.

- Привет, – Каме почему-то стал отвечать также, очень тихо.

- Ты там чего шепчешь?

- А ты чего?

Ямашита рассмеялся.

- Ну, тут как бы работа.

Нишикидо со своей задачей шпиона справлялся хорошо и сейчас, стоя в укромном уголке, наблюдал за счастливым другом, хмурясь и щурясь, а Томо между тем продолжал с кем-то беззаботно шептаться. Он спрашивал какие-то глупости, часть из них Рё даже слышал, а получая ответы, улыбался еще сильнее.

«Пи, что происходит с тобой?» - думал он.

Оба парня - и Ямашита, и шпион, с трудом дождались вечера. Как только можно было идти домой, Пи сорвался с места, а Рё последовал за ним. Таким шустрым Нишикидо друга давно не видел. Парень забежал в аптеку за какими-то лекарствами, потом в несколько магазинов, накупил кому-то мужской одежды, затем «полетел» за продуктами. Рё ошалевал: друг никогда таким не был, он вообще обычно был наглым и беззаботным, теперь же вдруг стал очень серьезным.

«Что ты от меня скрываешь?» - думал он.

У дома Томохисы Нишикидо не выдержал и подошел к машине, когда Томо пытался удержать в руках не умещающиеся покупки.

- Давай помогу!

- Рё!? – парень был удивлен появлению друга и смотрел на него ошалело.

- Давай пакеты.

- Я сам, не надо.

Нишикидо расстраивался от того, что друг скрывает что-то, и по испуганным глазам было видно, что это нечто серьезное.

Больше ни слова не говоря, Рё забрал часть пакетов и пошел в дом.

Томо понял, что от друга не отделаться и лихорадочно соображал, как бы не пустить его в квартиру. Подойдя к двери первым, Рё позвонил.

- Не… - вякнул было Пи, но не успел и начать предложения, как дверь распахнулась.

- Окаери! – услышали они радостный голос и ещё собачий лай.

Рё вскрикнул от удивления и ужаса, смотря округлившимися глазами на Каменаши в халате Томохисы. Пакеты выпали из его рук. Ладонями он прикрыл рот, чтобы не орать.

- Заходи давай! – злобно приказал Ямашита, заталкивая друга внутрь. – А ты чего двери открываешь?

Ямашите и так хватало проблем по горло, а тут еще и Нишикидо решил поиграть в кастрата и визжит на весь дом сквозь пальцы друга. Рё на дрожащих ногах шагнул в квартиру, а потом уселся задницей на пол.

Улыбка тут же сошла с худой мордашки Каменаши: казалось, что он снова разрыдается, как ночью.

- Я… я видел, как ты подъезжал… - залепетал он.

- Каме, Каме… - вся злость тут же прошла, стоило лишь взглянуть в эти прекрасные глаза, в которых мгновенно собрались слезы.

Пи подошел к парню и обнял его.

- Все в порядке, я не злюсь, только больше так не делай.

- Пакеты… - протянул Казуя, одной рукой цепляясь за пальто Рё, а другой, показывая в коридор.

- Да, сейчас, иди в комнату.

Каме кивнул и скрылся в гостиной. Томохиса быстро убрал следы преступления из коридора и закрыл дверь.

Нишикидо сидел у стеночки и, открыв рот, смотрел в след ушедшему парню.

- Ка-ме… - прошептал он, показывая пальцем.

- Каме… - согласно повторил Пи.

- Как? – удивился парень.

- Ну, как там фанаты говорят? Миллион роз и молитвы напару с верой в воскрешение.





========== Часть III. ==========


Ямашита переобулся и стал переносить пакеты в холл.

- Ка-кун, я тебе купил кое-что из одежды, – громко сказал он. – Иди посмотри.

- Ты сказал не выходить, – крикнул Каме из комнаты.

- Не придирайся к словам, – фыркнул айдол.

Нишикидо все еще сидел и пытался прийти в себя. Голова кружилась, сердце бешено билось, и воздуха в легких не хватало.

Каменаши вышел и по очереди посмотрел на обоих парней.

- Пи, это… - Казуя нахмурился и, пристально глядя на айдола, выпалил. - Рё! Хватит уже пялиться на меня!

- Ка-кун… - произнес Томо, качая головой. – Должен же понимать, что твое присутствие здесь вообще противоречит законам логики.

Казуя присел перед Нишикидо, внимательно всматриваясь в глаза.

- Рё… - произнес он с улыбкой. – Я ведь живой.

Нишикидо лишь моргнул и пискнул в ответ.

Ямашита потрепал Каме по волосам, сделав это с наслаждением, а довольный парень поднял голову и счастливо улыбнулся.

- Я помню твой размер… - сказал Томо, мысли его снова вернулись к одежде. – Все еще помню, но сейчас ты совсем худой, так что смотри. Если я угадал, то завтра куплю еще.

- Угу!

Каме кивнул и принялся разбирать пакеты.

- Так это был ты! – отходя от шока, сказал Рё. – Ты был на кладбище, это ты забрал Каменаши… Почему не сказал? – выпалил он обиженно.

- И как бы ты на это отреагировал?

Пи снова нахмурился, смотря на друга.

- Вот представь. Почти ночь, ты только что вернулся с работы, уставший, еле добрался до своей квартиры. Приготовил ужин, а тут я тебе набираю и говорю: «Рё, мне только что Каме звонил...»

- Идиот, что ли… - выпалил Нишикидо, вскакивая. – Как может позвонить мертвый?

ЯмаПи кинулся к нему, чтобы закрыть рот, но не успел.

Казуя медленно повернул голову и посмотрел на парней, закусив губу. По щекам катились слезы.

- Бака! Бака! – прошептал Пи и бросился успокаивать парня.

- Ну, Томо, ну ведь правда же.

- А я позвонил… - пролепетал Каме, с трудом сдерживая рыдания. – Потому что страшно было, потому что не знал, что со мной и воздуха не хватало.

- Как же хорошо, что ты телефон положил, – весьма кстати заявил Нишикидо.

Каменаши побросал все покупки и прижался к Ямашите. Пи терпеливо гладил его по волосам, шее, плечам и спине, успокаивая.

- Что делать будем? – спросил Рё, садясь рядом с ними.

Он внимательно разглядывал Каменаши, стараясь понять, это шутка судьбы, розыгрыш или просто чудо, переводил взгляд на Томохису: друг, несмотря на то, что в глазах иногда была тревога, выглядел очень счастливым, глядя на Каме с улыбкой и с радостью рассказывая о том, что купил.

Они выглядели словно влюбленные. Кажется, Пи именно таким и был – по уши влюбленным.

«А я думал, это просто домыслы».

Разговорыо любви Пи к Каме ходили еще со времени съемок «Нобуты», но Нишикидо, как истинный друг, надеялся, что это просто слухи.

- О! – Каме поднял голову, отрываясь от увлекательного дела. – Я ужин приготовил.

- Да, сейчас пойдем.

Пошарившись в пакете, Томо сгрузил в руки Каме лекарства и витамины, которые обязательно нужно было принимать. Казуя послушно кивал, запоминая, что, когда и сколько пить.

Рё все еще смотрел на них ошалело. Выглядят и правда как парочка.

Поняв, что парень слишком пристально смотрит на них, Каме и Пи почти синхронно повернули головы и взглянули на Нишикидо. В холле повисло молчание.

- Ладно, пойдемте ужинать, - Томохиса нарушил тишину. Он поднялся первым, за ним встал Каме.

- Через четыре дня у меня выходной, – заявил Пи. – Повезу тебя гулять.

Затворник поневоле расплылся в счастливой улыбке и радостно кивнул. Выйти из дома было его мечтой. Парни переместились в небольшую столовую, которая была отделена от кухни барной стойкой. Ужин от Каменаши был как всегда прекрасен; хоть сам повар и ел бульончик, как советовал доктор, но готовить для ЯмаПи решил исправно. Другого занятия он пока себе не нашел. Только лишь телевизор смотреть, да быть домохозяйкой.

- Сегодня показывали склеп… - тихо произнес Казуя, сжимая в ладонях пиалку с дымящимся куриным бульоном. – И фанаты в истерики бились, говорили, что я воскрес. Говорили о каком-то патологоанатоме, который вскрыл меня очень аккуратно и потом зашил, и что он вроде как некромант… Пи, я зомби?

Нишикидо и Томошита умудрились одновременно подавиться и закашляться.

Каменаши поднял на парня свои прекрасные глаза.

- Ка-кун, глупости все это. Никакой ты не зомби! Для начала, ты не разлагаешься, а что тот парень, который был так с тобой аккуратен, способен на ТАКОЕ чудо, – он показал на самого Каме, – так это просто прекрасно! Я бы хотел сказать ему огромное спасибо за тебя.

- Что ты еще увидел? – спросил Рё.

Парень поставил пиалку на стол.

- Показывали мою семью, все плакали и просили вернуть тело, – он становился все мрачнее и мрачнее. – Я бы хотел их увидеть, сказать, что жив. Я бы хотел снова работать.

- Ка-кун! Это невозможно! – выкрикнул Ямашита… и, подумав, добавил. – Пока, по крайней мере, наберись терпения, – он попытался сказать это более спокойным голосом, чтобы еще сильнее не расстроить Каме.



Каменаши все понимал, только одиночество и бездействие его медленно убивало. Нишикидо чувствовал себя здесь явно лишним, поэтому сразу после ужина предпочел свалить, заявляя, что завтра обязательно придет в гости.

- Ты выглядишь уставшим, – заявил Пи, когда они остались вдвоем. – Побледнел, – он подошел к Каме и положил руку ему на лоб. – Лоб не горячий, но у тебя испарина. Давай-ка дуй в кровать.

Смотря на него, Казуя облизнул губы. Он стоял молча, не зная, что и сказать.

Томохиса с трудом сдержал стон: снова Каме вытворяет свои приколы с языком. Вроде просто переживает, но почему он облизывается так эротично? Парень с трудом сдерживал себя, забивая желание заботой о своем воскресшем чуде.

- Прими душ и в постель! - серьезно произнес Ямашита слегка хриплым голосом. – Слышишь меня?

- Как не слышать, ты слишком громкий.

Томо фыркнул.

- Ка-кун, тебе надо отдыхать, – повторил он уже менее резко.

Парень кивнул, соглашаясь, и пошел шарить в пакетах в поисках одежды, ведь всё это время он так и проходил в халате на голое тело. Когда Казуя скрылся в ванне, Ямашита устало вздохнул и опустился на кресло в холле. Пока Каме не видит, можно побыть растерянным и слабым, можно посидеть и подумать над той ситуацией, что сейчас комкала его жизнь. Из-за закрытой двери послышался шум воды и тихое пение. Пи улыбнулся, поднялся и, подойдя к двери в ванную комнату, прислонился к ней лбом, вслушиваясь в слова. Он все еще не верил в происходящее, все произошедшее с Каменаши казалось просто сном. Томо боялся, что парень снова умрет.

Казуя затих, из-за этого Пи напрягся. Что там происходило? Может Каме вспомнил про свои шрамы? Может, глядя на себя, ему снова страшно? Он боится себя, боится того, что завтра может не проснуться? Терзающие ЯмаПи мысли разрывали сердце, он резко открыл дверь и прошел в ванную комнату. Казуя стоял у зеркала и смотрел на свое отражение. Взгляд и правда был испуганным, а глаза, как показалось, на мокром месте. В два прыжка Ямашита преодолел расстояние от двери до парня и, подойдя сзади, обнял Каменаши.

- Ка-кун, скоро шрамов не будет, мы тебя избавим от них, главное, не беспокойся, хорошо? Старайся не думать о них, ладно?

Томо развернул его к себе и снова обнял и, пряча лицо Казуи на своем плече, стал осторожно и очень нежно поглаживать влажные волосы, мокрое тело. Ямашита очень хотел оградить его от всего мира, а еще лучше заставить забыть обо всем поцелуями. Но он стоял и просто обнимал друга, коря себя за столь неприличные мысли.



Следующий день начаться не успел, а Томохиса уже хотел, чтобы он закончился. Казуе одному дома скучно. Конечно, есть две собачки, но сидеть в четырех стенах такому деятельному человеку, как Каменаши, тяжело. Ямашита это понимал и уже второй день ломал голову над тем, как бы это исправить. Поездка за город через три дня проблему не решит, но и показывать Каме никому нельзя. Байки байками, вера верой, но официально он мертв. К нему подкрался заговорщик Нишикидо.

- Пойдем в тренажерный зал, – предложил он. А потом к тебе в гости.

- Зачем? – удивился Пи.

- Проверить хочу, что вчерашнее мне не приснилось.

- М-м-м… - протянул Ямашита задумчиво.

- А ты должен мне сейчас дать один из вариантов ответов. Первый – нет, не приснилось, второй – тебе все приснилось.

- Он жив, – ответил Пи.

- Неправильно, это не ответ на тот вопрос, что я задал.

- Если хочешь в гости, то приходи.

Ямашита вообще не хотел отвечать на чьи-то вопросы, он мечтал побыстрее очутиться с Каме.

- А что ему купить? – неожиданно спросил Нишикидо. – Надо ведь что-то принести, он любил всякие мелочи.

- Почему говоришь о нем в прошедшем времени.

- Прости… непривычно… сначала было непривычно думать о том, что его нет, теперь привыкаю к тому, что снова есть…

Пи усмехнулся и посмотрел по сторонам, а потом тихо сказал.

- Принеси все, что надо для карри.

- Ок! – Рё расплылся в улыбке.

О карри Каменаши ходили легенды, а теперь, наверное, легендарным будет его воскрешение.

Стоящий неподалеку Накамару случайно услышал странный разговор двух парней. Их слова заставили сердце биться быстрее, особенно при упоминании о карри.

«У нас же траур, у всех траур! Каме большая потеря, да еще и тело украли. А вы что затеяли?» - Юичи хмуро посмотрел вслед беззаботно болтающим парням.

Их счастье его разозлило. В последнее время они все очень тесно общались, особенно после смерти Казуи, ведь Каме для всех был примером для подражания.



В этот вечер, во избежание очередного нагоняя от Томохисы, Казуя сидел в гостиной и смотрел телевизор, когда открылась дверь.

- Ка-кун… - раздалось из коридора. – Мы дома.

- С возвращением! – выкрикнул соскучившийся в одиночестве Казуя, выбегая, и тут же оказываясь в объятиях Ямашиты.

- Привет, Рё! – радостно сказал парень, глядя из-за плеча Томо.

- Соскучился? – спросил Пи, нежно прижимая парня к себе, перебирая его волосы.

- Очень.

Но не успели оба вдоволь обрадоваться воссоединению, как в дверь позвонили и Каме, выбравшись из объятий, сломя голову убежал в спальню Ямашиты.

Рё и Пи переглянулись. Нишикидо, как стоявший ближе, открыл дверь.

- Джин? – спросили оба хором.

Первой в квартире появилась бутылка вина, за ней вошел Аканиши. Точнее, Бака шел с бутылкой в вытянутой руке.

- Ты что здесь делаешь? – ошалело спросил Томо.

- Увидел новости, что тело Каме пропало, подумал, вам тут всем плохо. Пришел напиться.

«Бака! Как всегда не вовремя!» - подумал Ямашита.

Рё тяжело вздохнул и понес пакеты на кухню: карри завтра ему попробовать не удастся.

Пи с тоской посмотрел на закрытую дверь спальни, где сейчас прятался парень и перевёл взгляд на неожиданно нагрянувшего друга.

- Джин, ты приехал из Америки с нами напиться? – съязвил Нишикидо, чтобы немного разрядить нервозную атмосферу.

- Не, я приехал по поводу альбома, ну и повидаться с ребятами, группу-то распустили. Надо их поддержать, но никто не захотел меня видеть.

ЯмаПи промямлил, что-то нечленораздельное. Рё, фыркнув, подумал, что правильно они не захотели.

- Да, без Каме им делать нечего… - закончил Аканиши. – Так что исход все равно был один – расформирование Кат-тун.

Рё захотел ему просто врезать, но сдержался, хотя стоило это огромного труда.



Каменаши сидел на кровати с собаками на коленях, он не знал, что ему сейчас делать. Готовый при малейшем шорохе броситься прятаться за шторы, он смотрел на дверь. С присутствием Рё он смерился еще вчера. К концу ужина Нишикидо перестал отводить взгляд каждый раз, когда Каменаши смотрел на него, в глазах притупился страх и ужас. Джина же он видеть не хотел совсем. Аканиши причинил много боли в прошлом, и сейчас казалось, что шрамы на сердце, душевные или может быть физические, начинали болеть. Он молил Ками, чтобы друзья поскорее ушли, но те, напившись, лишь стали громче разговаривать. Казуя ходил кругами по комнате, он хотел есть, хотел в туалет, и в комнате было душно.

Джин, опьянев, явно позволял себе лишнего: говорил о том, что Кат-тун нужно было распустить еще после его ухода, что все равно они упали в рейтингах и вообще последний год группа походила на агонизирующего больного.

- И чего вы на меня шикаете? – заплетающимся языком спрашивал он у Пи и Рё. – Я что, не прав?

- Бака, ты просто пьян… заткнись! – чтобы заставить его замолчать, Нишикидо все подливал и подливал вино в бокал парня, но Аканиши лишь больше распускал язык.

- И не надо… меня затыкать… - у Джина уже с трудом получалось взять свой бокал. – Я же приехал утешить Пи, я же знаю… Томо о-о-о-очень любил Каме. - Он пьяно смотрел на парней.- И я выиграл, я же говорил, что Кат-тунов распустят… Без меня они ничто…

- О-о-о… - протянул, Ямашита проводя по лицу руками, он услышал, как отворилась дверь, как послышался звук шлепающих в злой походке ног в тапочках по паркету, как появился в гостиной красный, как рак, от злости Каменаши.

Пи пьяно улыбнулся пыхтевшему от ярости, как позапрошловековой паровоз, Казуе.

- Ка-кун.. это же ба-а-ака! – протянул он, махая в воздухе рукой, сшибая пустую бутылку из-под вина.

Аканиши поднял голову, смотря на двоящегося в глазах Каменаши. Глаза Джина медленно округлились, а рот открылся, насколько то было возможно. Парень посерел. Он вдруг стал видеть мертвых.

- О! Призраки Ка…

Но не успел он договорить, как получил по физиономии. Кулак Казуи прилетел прямо в скулу с той силой, на которую он был только способен.

- Йокай! – пролепетал Джин, падая на пол, и отключился.

- Ка-а-аме … - Томо хотел подняться и обнять парня, но не тут-то было - он запутался в ножке низенького стола и рухнул на пол.

- Ш-ш-ш… - Нишикидо приложил палец к губам. – Ка-кун, я тебя очень… люблю... я спать.

Он стянул с дивана подушку и лег на полу.

- Ка-кун… - Томохиса с трудом поднялся и сел на полу, скрестив ноги, пошатываясь и лыбясь.

- Надо… Ксо! – Каме присел, прижимая руки к паху. – В туалет хочу!

Он убежал со всей прытью, а Пи распластался на полу, крича:

- Ка-кун,.. я тебя люблю!

URL
Комментарии
2015-08-04 в 16:33 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 16:34 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 16:36 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 16:36 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 16:37 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 16:39 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 16:39 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 16:40 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 16:40 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-22 в 19:24 

sneza
Лесбиянство, гомосексуализм, мазохизм, садизм-это не извращения. Извращений, собственно, только два: хоккей на траве и балет на льду. (Ф.Раневская)
Спасибо! Надеюсь у них все будет хорошо!!! :hlop:

   

Территория яоя (18+)

главная