16:21 

Kami-sama Hajimemashitе. Новый мир.

Yaoi Trio
Автор:Fleri (ficbook.net/authors/398777)

Беты (редакторы): ~Sekai~, Chizuru-Neko, ms.Alanna
Фэндом: KAT-TUN,Kis-my-ft2,Kamenashi Kazuya,Fujigaya Taisuke(кроссовер)
Персонажи: Kamenashi Kazuya/Fujigaya Taisuke, Taguchi Junnosuke/Kitayama Hiromitsu, Ueda Tatsuya/Tanaka Kоki /Tamamori Yuta
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Флафф, Фэнтези, Повседневность, AU, ER (Established Relationship)
Предупреждения: OOC, Групповой секс
Размер: Макси, 87 страниц
Кол-во частей: 13
Статус: закончен

Описание:
"...Каменаши Казуя, мой брат, мое единое целое. Я прошу тебя, управляй моей империей. И я не могу жить в мире, где все напоминает о нем, не смогу смотреть в глаза ребенку, мать которого убила моего возлюбленного. Не могу пересилить желание убить их обоих..."

Примечания автора:
вторая часть

========== Глава 1. ==========
Ками летел вслед за ярким следом души по темному туннелю. Как долго летел? Он не знал. Не помнил и не считал. Спирали времени и пространства между мирами очень оригинальны. Проложившие их в миллионах мирах, были великими существами. Никогда не знаешь, когда и где настанет конец твоего путешествия. Одно лишь ясно, это будет мир, где никогда не планировалось ни Каменаши, ни Фуджигаи. Яркая вспышка ослепила Казую, останавливая, и он опустился на землю.

Шел 2013 год. Да, это была Япония, но совершенно безжизненная Япония. Все острова находились в разрухе, страна не перенесла землетрясения 2011 года. Сердце кровью обливалось при виде места, где никогда не было ками. Каменаши присел, погладил землю у ног.

- Ты так страдала… - прошептал он с болью в голосе.

Страдания его, перенятые от этой земли, были настолько сильными, что с глаз упали капли слез и тут же впитались в пыль.

Он опустил руку в землю и вытащил из глубины черный посох с червленым драконом на нем, держащими синий камень в лапах.

«Вот какая ты, страна моя, – подумал он, разглядывая свой новый посох, – Вот ты какой, мой новый дом».

Кимоно тут же сменило цвет на бело-сине-черный, серебряные драконы выбрались из пустой земли и удобно расположились на его полах, иногда плавая и выкидывая в мир свои хвосты.

Каменаши оглянулся. Да, это был Токио. Токио в разрухе, безлюдный мертвый город.

- Кто вы? – вдруг услышал он голос.

«Я подумал "мертвый город"?»

К нему сквозь завалы пробирался пожилой мужчина в старом заштопанном каригину*.

Казуя с удивлением посмотрел на него.

- Камунуси*? – удивленно произнес он.

- Вы знаете старое название каннуси? – ответил мужчина вопросом на вопрос, удивлением на удивление.

Он тоже внимательно смотрел на чужака. Этот парень, мало того что был в национальной одежде достойной императора, так даже волосы собрал как положено в пучок, из которого торчала заколка-шпилька из червленого серебра с драконом, который в лапах держал маленький синий камушек.

- Где ваш храм? – спросил Каме.

Мужчина показал на небольшое строение среди груды дерева и металла.

- Хм… Достаточно убого для главного храма, – произнес ками тихо.

Он внимательно посмотрел на жреца. Жизнь тут его, конечно же, не баловала, но! Казуя улыбнулся. Это же Самура Акайо.

«И то верно, почти все двойники всегда живут в одно и то же время».

- Я рад, что ты жив, Акайо, – произнес парень с улыбкой.

- Кто вы? – спросил удивленный Самурэ. Неужели еще кто-то знает его.

- Я? Ками, – ответил Каменаши.

Мужчина сурово посмотрел на него.

- Молодой человек, то, что вы сумели сюда добраться, еще не делает вас ками.

- Ну хорошо что не сказали, что ками не существует.

- Я потомственный каннуси… - начал мужчина.

- Да знаю я… - прервал Казуя его весьма грубо, – Ваша семья служит в главном храме уже тысячу лет.

- Поэтому я требую уважения.

«Да, мой Акайо был куда более дружелюбным,» – подумал Казуя и пошел к небольшому строению.

- Наверное, это судьба, коли я первым в этом убитом мире встретил тебя.

Но здесь придется остаться. Так как именно этот мир выбрал Гайя для возрождения. Жрец негодовал, не понимая, как может этот мальчишка так фамильярно с ним обращаться.

- Смеритесь, – сказал Казуя, – Нам с вами вместе придется здесь жить долго.

- Я не собираюсь делить с вами мой дом, молодой человек.

- А это и не надо, – с улыбкой ответил Каменаши.

Он резко остановился, посмотрел на жреца и обнял его, прижал к себе.

- Шевелиться не советую, а то можете упасть, – заявил он весьма резко.

В следующее мгновение с неба спустилось белое облако и, охватив их ноги, подняло к небу.

- Ками-сама… - прошептал Акайо.

- Помните, что я вам говорил, не шевелитесь.

Каменаши сделал шаг, и у него под ногами появилось еще одно облако. Казу отпустил посох, но тот остался висеть в воздух.

- Ну что, ребятки, за дело? – спросил он, вытягивая руки вперед.

Оба дракона перебрались с полы кимоно вверх, обвивая руки и беря лапами ладони.

- Пожалуй, для начала сравняем-ка тут все с землей.

Ками был решительно настроен но… Он вдруг нахмурился, посмотрел на свой посох.

- Дружок, собери их всех, я не хочу, чтобы мои будущие подданные умерли от моей руки, – заявил он.

Хаку, поставив круглый камень на верхушку посоха, улетел вниз, вырастая в размерах, и вскоре вернулся с почти целой сотней людей.

В последнюю минуту, Казуя почувствовал, что на островах все еще живут люди.

Каме с укором посмотрел на испуганных людей.

- Вы что пришли сюда умирать? – спросил он.

- Это наша земля, – ответил старик, сидящий на голове дракона, – Мы выжили в землетрясении и цунами, значит останемся здесь, пока ками не заберут нас.

- Уже забрали, – с усмешкой заявил Казуя, – От смерти спасли. Хаку, смотри, чтобы никто не свалился.

Серебряный, с черной опалиной дракон, подлетел к облаку, ловким движением лапы он перекинул жреца к себе на спину, а облако подлетело к ногам ками.

- Ну вот, теперь можно начать. Рю, Рин, приступим.

Из рук стали выходить ели заметные волны, ударяясь о землю, они расходились кругами, превращая все развалины в прах, он даже горы сравнял с землей. Вскоре, Япония стала представлять из себя одну сплошную равнину.

Акайо с ужасом и интересом смотрел на то, что делал ками. Он восторгался тем, как быстро этот молодой бог привел острова в первозданный вид.

- Теперь горы, – Казуя говорил со своими драконами, – Потрясем немного эту пустыню.

Следующий час японские острова трясло. Он был уверен, что весь мир узнает об этих землетрясениях, но он сделал барьер вокруг Японии, чтобы остальной мир не пострадал. Пожалуй, стоит, как и дома, сделать Японию местом аномалии, так сказать новым бермудским треугольником, чтобы ни один корабль, ни один самолет напичканный электроникой не смогли сюда залететь.

***

- Трясет, трясет! – кричала мама, бегая по дому, – Японию снова трясет, выходите быстрее.

Тайске соскочил со стула и, схватив младших брата и сестру, играющих рядом, выбежал с ними на улицу. Многие жители, побросав все, покинули свои дома.

Из-за папиной работы им пришлось переехать в Пусан в 2009 году, эту работу позже они все воспринимали, как благословения богов. Спустя два года почти всю Японию сравняло с землей.

Мама была в ужасе, словно вернулись толчки из прошлого, когда землетрясение уничтожило их родину.

Фуджигая смотрел на море. Японские острова тонули в огромном облаке пыли. Довольно высокие волны зародившиеся на их родине доходили и до Кореи. Включилась сирена. Но волны в море словно бились о какую-то невидимую стену, до них доходили лишь легкие отголоски.

- Ничего себе, – сказала Ая, – Отец звонил, сказал, что на японских островах очень сильная сейсмическая активность. Эта пыль скоро к нам вся прилетит.

Она взяла дочь на руки.

- Подземные толчки достигают 12 баллов, но почему-то до нас доходят лишь легкие отголоски, 1-2 балла, но все же он попросил пока не закончится находиться на улице.

- А когда оно закончится? – спросил Тайске.

- Не знаю, землетрясения стабильные, есть несколько эпицентров.

Тайске заворожено смотрел в море. Сердце от чего-то гулко стучало в груди и от этого закладывало уши. В душе зазияла какая-то пустота, стало больно. Он даже зажмурился, не понимая что происходит. Тайске привык с детства чего-то ждать, не зная чего, но он всегда ждал. И всегда была в груди пустота и боль. Но сейчас в груди заболело намного сильнее.

- Тай-чан… - мама озабоченно посмотрела на него, – Снова сердце болит?

Тайске кивнул.

- Твое лекарство в доме… - забеспокоилась мама.

- Все в порядке, не сильно пока, - соврал он.

***

Землетрясение прекратилось, и когда осела пыль, Ками с удовольствием посмотрел на проделанную работу. Горы были именно такими, какими он их помнил.

- Нравится? – обратился он к людям, сидящим на драконе.

Те, открыв рты, закивали.

- Замечательно, теперь, пожалуй, надо поднять с земли семена, которые ждут своего времени.

Не успели люди опомниться от одного шока, как тут же увидели другой. Японские острова стали покрываться зеленью, они словно стали свидетелями столетней истории, сезоны внизу менялись, деревья росли, цвели, опадала листва, снова деревья расцветали. Реки прокладывали себе путь, над горячими источниками поднимался пар, озера разливались в ложбинах. Вскоре острова приобрели законченный вид. Ками не стал объединять острова, как дома, оставляя хоть что-то в своем реальном виде.

- Теперь я должен спросить, – сказал Казуя, – Останетесь ли вы здесь, зная, что технического прогресса в Японии не будет. Что вам придется научиться жить, как в средние века.

Он вопросительно смотрел на людей.

- Я в силах отправить вас туда, куда вы пожелаете, вам выбирать.

На драконе тут же развернулась дискуссия, хотя таковой ее трудно было назвать. Люди решили, что лучше жить здесь под защитой ками.

- Хорошо, – ответил Каменаши. Тогда, пожалуй, нам надо где-то жить.

Они спустились ниже, зависли над местом, где раньше был Токио.

- Все начнется с Токио, – заявил он.

И снова шок для людей. Город внизу стал появляться сам собой, словно его строили невидимые строители. Сначала появился императорский дворец, именно такой, каким он был в мире Ками, далее появился главный храм около дворца, потом второй.

- А чей второй храм? – спросил Акайо.

- Храм Фуджи, – с грустной улыбкой ответил Каменаши, – Пока он будет пустовать, но я надеюсь совсем не долго.

За рвом окружающим дворец стали расти дома, появилась базарная площадь, большая центральная площадь, сады, поля.

Оставшись довольным своей работой, Казуя улыбнулся. Драконы снова расположились на кимоно, замерев. Ками спустился на землю, спрыгнул с облака. Следом опустился дракон, подождав, пока люди спустятся вниз, он вернулся на посох.

Люди, которые в последние два с половиной года жили в ужасных условиях, стояли, рот открыв, рассматривая все это великолепие.

- Первое время я буду помогать вам, – сказал Ками, – Вы можете занять любые дома, мне нужны люди для работы во дворце.

Он осмотрел ободранных грязных людей и нахмурился.

- Хаку, для тебя еще работа.

Дракон на посохе повернул голову, и внимательно посмотрел на Каме, перекидывая из лапы в лапу камень, потом обдал всех собравшихся ледяным дыханием.

Люди стояли, дрожа, покрытые инеем, но когда холодные кристаллы опали, все стояли чистые, ухоженные и в новых кимоно.

Каменаши в очередной раз довольно улыбнулся.

- Ну вот, пожалуй, мужчин я даже отпущу собирать тех, кто хочет вернуться в Японию. А теперь, за дело, идите по домам.

Казуя свистнул, вставив пальцы в рот, и из леса к ним вышли животные. Коровы, буйволы, куры, лошади, козы, кошки и собаки.

- Можете разобрать их себе.

Два жеребца черный и белый подбежали к Ками.

- Красавцы мои… - он погладил обоих по мордам, – Ну что же, идемте домой.

Каме направился во дворец. Акайо побежал следом за ним.

- Вам нужны слуги.

- Я знаю, но пусть люди решат, кто хочет служить мне.

***

Час люди, не отрывая глаз, смотрели на Японские острова.

Фуджигая уже ели стоял на ногах, сердце сбивчиво ухало в груди, неровно билось и трепыхалось. Давно у него не было таких приступов.

- Мама… - прошептал он, отпуская брата и сползая на землю, надавил ладонью на грудь.

- Тай-чан! – она подбежала к сыну, – Покашляй, знаешь ведь, что это помогает.

Тайске поднял на нее глаза полные слез.

- Папа… - в голос заревели близнецы.

Мужчина выскочил из машины и, подбежав, подхватил парнишку на руки. Женщина взяла обоих малышей. Тайске был их первенцем, тогда все доктора думали, что Ая не может иметь детей. А потом появился Тайске. Слабенький ребенок с больным сердцем. Всегда грустный и одинокий. У него не было друзей, все дети просто очень боялись его приступов. Врачи не могли найти никаких аномалий и просто говорили, что у мальчика слабое сердце, и он вряд ли доживет до 5 лет. Но теперь ему уже 18, и он заканчивает старшую школу. Конечно из-за болезни он на год старше своих одноклассников, но Тайске никогда не сдавался и ждал. Правда непонятно чего, но ждал с того самого момента, как стал осознавать себя, как личность.

***

- Тай… - прошептал Казуя, смотря в сторону Кореи.

В груди заболело, стало как-то неприятно, и снова появилась зияющая рана в душе, – Тай… - повторил он, - Акайо, мне нужно в Корею, – заявил он.

- В Кореи живет моя сестра, – сказал жрец, - Если не возражаете, я бы хотел в Корею отправиться с вами. Остановимся у нее.

Каме кивнул.

- Отправляемся немедленно.

- Но у нас нет лодок.

- А нам и не надо, – с улыбкой ответил парень.

Он щелкнул пальцами, меняя свое кимоно на более простое, чтобы сильно не бросаться в глаза, волосы медленно опустились назад, собранные в хвост.

- Можем отправляться. Хаку, ты остаешься оберегать людей.

Дракон слетел с посоха, взял посох в лапы и закивал.

- Молодец, – Каме погладил его по серебряной морде и призвал с неба облако.

Только восторг при виде живого ками, не давал Акайо сойти с ума. Он думал, что умрет на этом острове, молясь богам о спасении, и боги услышали его. Но теперь. Он был готов умереть от радости общения с живым ками.

«И ему я пытался грубить?» - подумал жрец с укором.

- А людей воскрешать вы можете? – спросил он вслух.

- Нет, людей воскрешать нельзя. И с нашим горем мы должны жить. Ты должен знать одно – они все равно возродятся, только уже не в этом мире.

Мужчина опустил голову. Два года назад он потерял всю свою семью.

- Всегда тяжело терять близких, – подметил Каме очень верно.

Уж ему-то было не знать о потерях. По боли в его голосе Акайо понял, что и ками кого-то теряют.

С облака они сошли в безлюдном месте. Это была новая часть города, где расстроились беженцы с Японии.

- Твоя сестра живет здесь? – спросил Каме.

- Да, где-то здесь.

- Хорошо.

По нити судьбы, Ками проследил связь и показал рукой направление.

- Нам туда.

- Как вы узнали? – ошалело спросил Акайо, – Я бывал здесь всего раз, прожил неделю и вернулся на землю, где погибла моя семья, хотел умереть там тоже.

- По нити судьбы, – ответил Казуя,- У родственников единый клубок.

Они пошли в том направлении, что показал Каме. Местные жители, попадавшиеся на пути, смотрели им в след. За годы проживания здесь они впервые видели людей в национальной японской одежде. Шли в гору, но Акайо казалось, что Ками совсем не касается земли, что он просто напросто делает вид, что идет.

- Вы не приемлите прогресс? – спросил он, – Во всех видах?

- Да. Именно прогресс погубил Японию, – уверенно сказал Каменаши.

- Но откуда вы?

- Из другого мира, где японская империя процветает.

- Разве такое возможно? – удивленно спросил жрец.

- Когда я найду зеркало, покажу.

Некоторые японцы, завидев столь представительную пару мужей, кланялись, вспоминая о приличиях.

- Я думаю, им стоит предложить вернуться на родину, – Казуя рассматривал встречающихся на пути людей, – Японцы должны жить в Японии, если захотят.

А люди все шептались и смотрели им в след, кому-то даже стало интересно, кто такие и куда направляются, поэтому несколько человек пошли следом.

Остановились они на горе возле одного из домов на самом верху.

Каме положил руку на грудь и сжал кимоно.

Сердце, казалось, билось в унисон с родным сердцем неровно, гулко, с болью. Но это родное сердце было где-то совсем рядом.

- Брат? – отворилась калитка и на улицу выбежала красивая женщина, – Брат! – она обняла Акайо, – Мы думали ты умер. Зачем ты уехал?

- Ая, видишь, со мной все хорошо, – сказал Самурэ с улыбкой, – Я так рад тебя видеть, – глаза его наполнились слезами.

- Ну что вы, проходите, – она поклонилась, – Проходите.

Женщина с интересом посмотрела на статного парня, в котором было что-то величественное и божественное. Она поклонилась.

- Это родственники Фуджигаи? – шептались люди, – Тот, который молодой, держится со статью императора.

- Откуда ты знаешь?

- Я как-то видел императора, давно.

- Откуда они приехали?

Улица наполнилась роем голосов.

Женщина проводила их в дом.

- Дорогой, брат приехал, – радостно крикнула женщина.

- Дядя, дядя! – раздались детские голоса, и по лестнице сбежали двое малышей.

С теплой улыбкой Каме смотрел на них. А камунуси подхватил обоих детишек и раскружил.

- Я по вам тоже соскучился.

- Акайо? – со второго этажа спустился мужчина.

- Косаку! - жрец опустил детей и обнял мужчину, – Рад, что вы в добром здравии.

- Что тебя привело к нам?

- Ками… - Акайо посмотрел на Казую, запнувшись, – Мой господин… - он снова запнулся.

- Здравствуйте, – сказал Каменаши, поклонившись, – Меня зовут Каменаши Казуя, я…

Он не договорил, взгляд его устремился на лестницу, с которой спускался юноша.

«Ах, родной мой…» - пронеслось в голове Казуи.

Он не сводил взгляд с Тайске, юноша был бледным, ели на ногах держался, худой, с потухшими глазами, с больным сердцем.

«Это я виноват, - подумал Каме, – Я слишком измотал тебя».

Посмотрев на гостей, юноша оступился и полетел вниз.

Каме среагировал мгновенно, подскочив, подхватил Фуджи, прижимая к себе, и с нежной улыбкой посмотрел ему в лицо.

- Не ушибся? – спросил он тихо, очень нежно проводя рукой по лбу Фуджигаи.

- Нет, – ответил Тайпи шепотом, не в силах глаз отвести от этого человека.

Огромная рана в груди вдруг затянулась в одно мгновение. Он улыбнулся. Было такое ощущение, что именно этого человека он ждал всю свою жизнь

- Все хорошо, спасибо.

Каменаши поставил его, но все еще не мог отвести глаз. Ая хмуро посмотрела на эту парочку, странное что-то возникло между ними. И это ей очень не понравилось.



*каригину – одежда камунуси и каннуси.

*каннуси - посредник ками, доносит божественную волю до простых смертных

*камунуси – верховный жрец храма



========== Глава 2. ==========
Фуджигая вышел из душа и поспешил в свою гримерку. Тайпи сразу же обратил внимание на телефон. Мигающий зеленый огонек говорил о том, что пришло сообщение.

И сердце вдруг учащенно забилось.

"Он? - думал Фуджигая, - Каме сегодня должен был вернуться со съемок дорамы».

Целых два месяца они не виделись. Тайпи очень соскучился. Парень взял телефон и изящным движением провел по экрану, разблокировав. "Ками-сама" гласила надпись в отправителях. Именно так Фуджи подписал контакт Каменаши. Было в этом так много воспоминаний.

"Сегодня ты танцевал великолепно. Глядя на тебя, я понял, что раздеваю тебя на сцене. Твои движения сводили меня с ума. Я с трудом дождался окончания выступления и до сих пор жду, когда же мы останемся наедине".

Текст сообщения заставил сердце биться быстрее.

"Ты был на нашем выступлении?"

Пальцы дрожали, Фуджигая сделал несколько ошибок.

"Был. И я все еще здесь," - ответ пришел почти незамедлительно.

У Тайске сердце екнуло. Он быстро оделся, взял свою сумку и выбежал из гримерки, оглянулся. Хиро и Ёко стояли около дверей своих гримерок и обсуждали присутствие сегодня на выступлении KAT-TUN.

Их очень интересовало появление семпаев, особенно с учетом того, что Каменаши уже был на их концерте. Появился неожиданно, никому не сказав, впрочем, как и в этот вечер, устроив тем самым переполох среди стаффа.

- Ну, правда, зачем семпаям быть здесь? - поинтересовался Китаяма.

- Никогда не думал, что семпаи интересуются нашей работой.

- Ты уверен, что не интересуются? Ведь в прошлый раз Каменаши-семпай приходил на концерт.

- Интересно, на кого он приходил посмотреть?

- Может на Юто? Помнишь? Казуко и Мех!? - напомнил Ватару.

- О, точно. Думаешь, между ними что-то есть?

- А где вы видели семпаев? - Тайске подошел к ним, наспех одетый, с все еще мокрыми волосами.

- Ты уже уходишь? - спросил Хиро, видя, что Фуджигая собирается покинуть их.

- О! - появился Коки.

- Танака семпай.

Все трое поклонились.

- Идем, - Коки посмотрел на Фуджи.

Ёко с Хиро смотрели на семпая с удивлением. Тайске одел на одно плечо рюкзачок.

- До завтра, парни, – сказал он ребятам, счастливо улыбаясь.

- Тайпи, ответь мне только одно, почему ты два месяца не звонил? – Коки обнял его за шею.

Выглядело это весьма фамильярно и очень по-дружески.

- Вы были заняты работой, – виноватым голосом ответил Фуджигая.

- Бака! – протянул Танака, потрепав его по мокрым волосам.

А когда Тайске ушел, Ватару с Китаямой переглянулись.

- Это что за прикол? Тайске и Кат-туны? - Ёко выглядел растерянным, говоря это.

- Каменаши его вечно лапал, – напомнил Хиро.

- Так между ними что-то есть?

- Ну, а как думаешь, к кому приходил Каменаши на концерт?

- К Юте.

- Я спрашивал у него. Он не в курсе. И никто больше не в курсе.

- А у Тайпи ты спрашивал?

- Юта должен был спросить. Но мне он так и не сказал.

***

Тайске шел рядом с Коки, сердце снова бешено колотилось.

- Каме в гости нас пригласил.

- Всех?

- Ага, я сам в шоке.

Каменаши и остальные ждали в микроавтобусе.

- Добрый вечер, - смущенно произнес Тайпи.

После возвращения из параллельной реальности Фуджигая виделся только с Каме и то всего лишь 2 раза, потом Казуя уехал на съемки.

- Привет, малыш. Иди сюда.

Каменаши похлопал по сидению рядом.

Тайске сел и Каме обнял кохая, зарылся носом в мокрые волосы, поцеловал в ухо.

- Я соскучился, - прошептал он.

Тайске покраснел от смущения, по спине мурашки поползли, слово даже вымолвить не смог, он просто обнял семпая.

Водитель сидел, смотрел вперед и, казалось, не замечал что происходит в салоне.

- Поехали, - сказал Каме.

- Да, Ками-сама...

Произнес шофер, заводя машину. Голос его был... пресмыкающимся.

- Что? - удивленно воскликнули парни.

В этих словах была такая сильная ностальгия, что каждый из них не смог сдержать возгласа удивления. Каменаши лишь смущенно улыбнулся.

- И давно у него такая реакция? - изумился Мару.

Казу смущенно промолчал. Коки вспомнил, что они и сами с легкостью выполняли то, что говорил Каменаши и были при этом счастливы, если не сказать больше, просьба Каме приводила их в неописуемый восторг. Они были готовы лететь исполнять ее немедленно, иногда даже ссорились по поводу того, кто из них выполнит поручение.

- Каме... – немного раздраженно протянул Танака.

Казуя по-прежнему лишь молча смеялся.

- Так значит и наш неожиданно объявленный тур твоих рук дело?

Парень, целуя висок Тайске кивнул.

- Как это понимать, Каме?

Микроавтобус привез их к дому Каменаши. Там, как всегда, толпились фанатки.

- Черт… - протянул Уэда, – Они проходу не дадут.

- Не волнуйтесь, – успокоил всех Казуя, выбираясь из машины.

Фанатки, не смотря на то, что парни прошли перед самым их носом, даже не обратили на группу и Тайске совсем никакого внимания.

- А с этими то что? - ошалел Коки.

- И эти туда же. Идемте. Очень, однако, удобно, – протянул Уэда, помахав перед глазами одной из девушек рукой, – Они что, нас совсем не замечают?

- И какова же сфера твоего влияния? – осведомился Накамару, внимательно смотря в глаза Казуи. Каменаши пожал плечами.

- Зачем мне это проверять? Людям неприятно, когда их принуждают.

Это было разумный ответ, и никто из группы данную тему больше не поднимал. Парни добрались до квартиры.

- Как же я сегодня устал... - с тяжелым вздохом сказал Коки, - Не возражаешь если я займу диван?

- Нет...

- О! Какое зеркало, - Уэда сразу же обратил внимание на красивую антикварную вещь.

- Кстати, из-за него я вас всех и позвал.

Казуя подошел к зеркалу.

- В нем ведь ничего не видно... - Джуно встал сзади лидера.

Каменаши провел рукой по серебряной поверхности. Драконы, держащие зеркало потянулись, зевнули.

- О, ксо! Это мне кажется? – Тагучи отпрыгнул, протер глаза.

- Проснулись? – спросил Каменаши у драконов с нежностью в голосе, с которой говорят с любимыми питомцами.

- Ни хрена себе. Это что? – парни переместились к зеркалу, даже Коки поднялся и подошел.

Казуя выглядел чертовски счастливым и довольным.

Серебряная поверхность зеркала засветилась и в нем появилось отражение Каменаши, только в бело-сине-черном кимоно.

- О! Брат мой, – послышался голос с того конца, – Ты вышел на связь.

- Тэнно, – Каменаши был рад увидеть Ками.

- Нифига себе, – протянул Коки.

- Приветствую вас, – сказало отражение, кланяясь.

Каме из зеркала посмотрел на Тайске.

- Казуя, как я тебе завидую, – в голосе все еще была боль.

- Ты достиг конца своего пути?

Ками кивнул.

- Я бы хотел, чтобы ты передал мне семян риса из моего мира. Никак не могу забыть его вкус, остальной кажется просто пресным и невкусным.

- Хорошо, когда отправлюсь туда, я принесу.

- Буду ждать. До связи, – произнес Ками и изображение погасло.

- Что это все значит? – спросил Танака.

Каменаши развернулся и посмотрел на них.

- Это значит, что я официально стал ками того мира и, кажется, здесь у меня тоже есть кое-какое остаточное влияние. И если вы желаете быть со мной, то мы можем ходить между двумя мирами.

- А это был тот Каменаши? – спросил Уэда, – Выглядит несчастным.

Казуя кивнул.

- Ну, так что, вы со мной?

Молчание повисло лишь на пару мгновений и потом хором они ответили: «Да!»

- Замечательно, тогда скажите, когда будете готовы, и мы отправимся туда.

- Сейчас! – заявил Накамару, – Можно сейчас?

Остальные закивали.

Каменаши счастливо смотрел на друзей.

- Я очень надеялся, что вы скажите именно это.

- Только ради глотка свежего воздуха я готов сбежать туда прямо сейчас, – выдал Уэда, – Я так скучал по чистому ванильному кислороду.

- Тогда идемте.

- Я подумал, что было бы круто там отдохнуть, – заявил Джуно.

Кат-туновцы с удивлением посмотрели на друга. Ведь он больше всех нудил, что хочет домой.

Казуя снова повернулся к зеркалу.

- Откройте нам дорогу в храм, – сказал он драконом.

Помогая себе хвостами, драконы совершили полный круг по краю зеркальной поверхности, и в отражении появился храм, точнее комната главного храма, где камунуси хранил зеркало богов. По серебру теперь снова вода бежала.

- Мы можем идти, – сказал Каме, беря Тайске за руку.

Впервые Фуджигая делал это осознанно. Не во сне, а именно идя за Каме. Прикосновение к зеркалу было приятным. Он зажмурился. Расплавленное холодное серебро словно ласкало его, засасывало. Фуджигая улыбнулся.

- Приятно… - прошептал он.

Но не успел парень насладиться, как ступил на каменный пол храма, а Казуя, выпуская его пальцы, ушел за остальными.

Раскрылась дверь, и вбежал Акайо.

- Любимый наложник императора… - произнес он, кланяясь.

Тайпи улыбнулся ему и сделал шаг.

Не сразу парень сообразил, что он снова в национальной одежде. Только, на этот раз он не был разодет. Волосы были распущены и спускались по спине до самого пояса, на нем белая юката.

Следом через зеркало прошли Коки и Уэда.

- Чертовски приятно, – протянул Коки, проводя по бокам ладонями, – Так расслабляет.

Тайске кивнул.

- Ну все, последние, – заявил Каменаши, – О! Акайо, – он улыбнулся, – Рад вас видеть.

- А-а-а, как я соскучился! – Коки руки вверх поднял, вздохнул полной грудью, – Я на улицу, подышать хочу.

- Ками-сама… - камунуси поклонился парню.

По бело-красно-желтому кимоно Казуи с золотыми драконами, камунуси понял, что перед ним хранитель этого мира.

- Я счастлив, что вы не покинули нас.

- Разве я могу вас бросить? – спросил Каме.

Новоиспеченный бог подошел к Тайпи, взял его руку, подняв ее, поцеловал пальцы.

- Тай, мы так давно не были с тобой.

Каменаши посмотрел на него загадочно и повел во дворец. Тайске летел за ним словно на крыльях.

Верховный жрец смотрел им в след. На душе его было тепло и спокойно. Он был счастлив тому, что Ками оставил хорошего приемника. И похоже, в отличии от предшественника, этот Ками пусть и из чужого, того мира, был истинным хранителем этого.

- Эй, Коки, в храме не бегают! – Джуно побежал следом.

- Мои ученики, мои ученики… - напевал Уэда, идя к выходу, – Переоденусь и пойду к моим ученикам.

Когда Каменаши и Тайске вышли из павильона, движение в храме прекратилось.

- Это киндзё тэнно и любимый наложник, - шептали люди.

Никто не понимал, что они делали в храме в столь раннее утро.

- Надо побыстрее добраться до дворца, – сказал Каме, – Пока у Рока не случился приступ желания убить себя.

***

Когда тэнно и любимый наложник появились в покоях, Рока уже стоял с мечем наготове.

- Успели, – с тяжелым вздохом произнес Казуя.

Рока увидев их, рухнул на колени и заплакал.

Придя с утра, как обычно, будить императора, он увидел пустую кровать, причем отлично зная, что Ками-сама и Тайске-чан должны быть здесь. Но не было никого, даже компаньонов.

Глаза слуги были полны боли, страдания и счастья одновременно.

Казуя посмотрел на него, потом подошел и по-семейному, по-доброму обнял жреца и прошептал на ухо.

- Я никогда не оставлю этот мир.

Рока прерывисто вздохнул. Вот сейчас он реально мог сделать все что угодно. Умереть за императора, уничтожить мир за императора. Кто еще удостаивался его объятий? Только любимый наложник и компаньоны, а кто он-то такой? И вот, он сидит в объятиях ками и ревет, как ребенок.

- Рока, перенеси суд на завтра, - сказал император, - Сейчас мы спать.

Он поднялся. Жрец, все еще находясь под властью чувств от поступка тэнно, непонимающе посмотрел на них.

- Но сначала помыться и покушать.

Казуя взял Тайске за руку, смотрел ему в глаза. Рока поклонился и вышел. Когда в покоях они осталось вдвоем, тэнно притянул к себе своего наложника и поцеловал в губы с нежностью.

Этот мир теперь казался Тайпи самым лучшим миром на свете тут не нужно было скрывать своих чувств, не нужно было бояться, что кто-то увидит.

- Как же я соскучился по тебе...

Шептал Казуя, покрывая поцелуями лицо парня.

Тайске довольно жмурился и улыбался, когда губы Каме были рядом, пытался словить ртом поцелуи. Руки Каме скользили по тонкому шелку белого кимоно, лаская желанное тело. Два месяца! Он мечтал о Фуджи два месяца. Вечерами, лежа уставший, он вспоминал этот мир, иву и императорское ложе.

- Ах, Казу... - прерывисто прошептал Тайпи.

Ноги подкашивались, и он очень хотел сейчас очутиться на кровати. Каменаши смотрел на него с любовью, все это время, после общение с другим Казуей, он только и думал о том, что может потерять Тайске и сейчас не мог насладиться близостью с ним.

- Сначала помоемся, потом покушаем… - шептал он, целуя Фуджигаю в ухо, потом…

Он крепко прижал парня к себе.

От этого «потом» у Тайпи по коже мурашки побежали.

Невероятно, это было просто невероятно. Два месяца без Казуи показались просто сном.

Каменаши молил про себя, чтобы побыстрее вернулся Рока, иначе им уже будет плевать и на ванну, и на ужин. После Тайске снова ослабнет... эта мысль заставила Каме остановиться. Фуджигая расстроено застонал.

- Тебе надо покушать, – заявил он.

- Ты обо мне как о ребенке заботишься, – обиженно заявил Тайпи.

- Я боюсь тебя потерять, – признался Казуя.

Фуджигая прижался к нему и закрыл глаза.

- Ками-сама… - в покоях появился Рока.

Жрец был расстроенный. Каменаши посмотрел на него вопросительно.

- Что-то случилось?

Рока боялся головы поднять, а потом вообще рухнул на колени.

- На границе империи были замечены чужаки. Говорят, что это шпионы. Мы должны немедленно отплыть для урегулирования ситуации. Найти их может только Ками-сама.

Казуя нахмурился, слушал, крепко прижимая к себе Тайске.

- Любимого наложника лучше оставить здесь, – кланяясь, ответил Рока, – И желательно дать ему быструю силу.

- Быструю силу? - удивленно спросил Казуя.

- Пока он голоден… - Рока опустился еще ниже, хотя куда уж.

- Каменаши посмотрел на быстро становящегося пурпурным Фуджи.

- Это для защиты Токио и людей в ваше отсутствие… - пробормотал Рока.

Фуджи кивнул.

- Хорошо.

- Принять надо все. Что даст вам Ками–сама.

- Рока, найдите Накамару и Танаку. Они поплывут со мной.

Жрец попятился.

- Я оставлю вас на 15 минут.

Фуджи стоял, закусив губу, и смотрел на Каме, парень был очень смущен. Ничего подобного он в жизни ни разу не делал. Казую он любил настолько сильно, что был готов попробовать, к тому же, если дело еще и в защите...

Каменаши погладил его по волосам, нежно поцеловал в губы, утянул Тайске с собой на кровать.

«Безумный мир, где все служит лишь одной цели, удовольствию Ками…» - подумал Каменаши, падая вместе с любимым.

Как хорошо, что Тайске совсем не против. Принуждать его к чему-то парень искренне не хотел.

«Хотя, можно заняться этим обоюдно…»

***

Танака снова был в своей любимой среде. Очутившись здесь, тело наполнилось благоговейной силой.

«Вот оно значит, каково ощущать храм, где живет Ками».

Дома, он ходил во все храмы, до которых мог добраться. Но они были совершенно пусты, теперь он и это понимал.

В храм вбежал слуга, но на пороге резко остановился и упал, по инерции продолжая двигаться по мраморному полу на животе. Коки присел и остановил его рядом с собой, удерживая за плечо.

- Что-то случилось во дворце? – спросил он.

Слуга тут же сел на пятки и стукнулся головой о мрамор.

Танака поморщился.

«Это же больно…»

Но все почему-то поступали именно так.

- Киндзё тэнно призывает вас к себе.

- Хорошо, идем.

***

Тайске лежал на кровати, уткнувшись лицом в шелковые простыни. Каменаши ушел, оставляя его одного. Хорошо, наверное, что он это сделал сразу после оргазма, когда Фуджи был очень смущен и не думал о расставании. Хорошо, что они попрощались мимолетно, иначе это могло бы затянуться. И сейчас, он бы переживал разлуку, но в голове были свежи воспоминания. Они занимались с Каме чем-то невероятно прекрасным и необычным. Фуджи понял вдруг, насколько он невинен и неопытен. Он и подумать не мог, что можно заниматься обоюдным оральным сексом. Что это на самом деле очень приятно и, он, кажется, один раз даже царапнул Каме зубами. От этого было больно даже самому, за это Тайпи себя почти ненавидел. Во рту до сих пор был вкус Казуи, и подольше бы он оставался. Это, наверное, было самое потрясающее прощание.

Бесшумно вошел Кента.

- Фуджи-сама… - позвал он тихо, – Не желаете ли прогуляться, пока слуги перестелют постель и приготовят вам обед? Свежий воздух, ваши любимые кои и шум деревьев слегка притупят боль расставания.

Тайске кивнул и сел в кровати, в глазах были слезы. Прощание-таки его настигло.

Парень сидел в не запахнутом белом нижнем кимоно, но своей наготы здесь он почти перестал стесняться, и иногда парился из-за этого последние два месяца там.

Кента повел его в ванную, где пара евнухов обмыли любимого императора. Странно, но наложником называть его вдруг перестали. Возведя в новый ранг «любимый императора,» Тайске это очень-очень понравилось.

Он хотел спать, но, пожалуй, стоит сделать все так, как говорит Кента. Жрец плохого не посоветует.

Омовение было очень приятным, потом стандартная процедура одевания. Тайске улыбался, слыша мелодичный звон колокольчиков в прическе. Он не хотел признаваться в этом даже себе, но и эти прически и эта одежда ему безумно нравились. После, в сопровождении Кенты и слуг, он пошел прогуляться во внутренний сад.

Ощущения внутри и снаружи как будто отталкивались. Он словно не был в этом мире, а пробирался сквозь него и очень хотелось побыть одному. Тайске сделал знак рукой слугам, и те остались позади, следом за ним пошел только Кента.

- Что-то случилось? – спросил жрец.

- Чувствую себя очень странно. Словно я иду сквозь ветер, трудно перемещаться, дышать тяжело.

Внутри него было что-то большое и горячее. От этого было приятно. Но это тяжело соприкасалось со внешнем миром.

«Это скоро пройдет…» - услышал он голос в голове.

«Пройдет?»

«Да, не бойся, просто это в первый раз. Скоро тело свыкнется».

«Кто ты?»

«Я? Меня зовут Хаку и я тебя жду около «источника крови рождения».»

Тайске изменил направление, пошел к источнику. На этот голос было идти легко, он понял это, когда случайно попытался обогнуть дерева с другой стороны.

В тайный сад Кента за ним идти не решился.

«Остановись, я здесь», – сказал голос, когда Фуджи был около самого источника.

«Где?»

«Под тобой».

Парень присел и провел рукой по почве, в одном месте она показалась очень мягкая, погрузив в нее руку, он наткнулся на что-то теплое и мягкое под землей и вытащил наружу посох.

- Ты меня нашел, – сказал дракон на посохе. Золотой, красивый с длинными усами и гривой он обвивал посох своим прекрасным длинным телом, держась за него лапами, и смотрел на Тайске красными рубиновыми глазами. В лапах на верхушке посоха он держал бордовый лотос.

- Я Хаку, – вымолвил дракон.

Одежды на Тайске словно дымкой подернулись, стали меняться. Становясь цветами этого Ками белым, желтым, красным.

- Я помогу тебе в отсутствие Ками, – сказал дракон.

Тайске кивнул. В прическе звякнули колокольчики. Внутренняя пульсация теплого шара растворилась в пространстве.

- Теперь ты названный ками, – сказал Хаку, – В отсутствие тэнно ты следишь за центром империи.

Фуджи молча слушал.

- Знай, место рождение Ками священное место. Для киндзё тэнно и тебя это место силы. Посещай его так же часто, как и оба храма. Храмы лучше посещать утром, а источник после заката.

- Я понял, – ответил Тайске.

Кента рухнул ниц, когда увидел парня, выходящего из тайного сада. Теперь всем будет ясно, кто остался тут за главного.

Жрец улыбался. Наконец-то Фуджи-сама получил полномочия.

Все же, Тайпи нервничал. Но Хаку обещал помогать и подсказывать.

Дракон сидел на своем посохе и не отсвечивал. Лишь иногда Тайске замечал, что он моргает, и это было очень забавно.

Вскоре к ним присоединились остальные слуги, и вся процессия продолжила гулять по саду.

- Тай-чан, – к нему подбежали Джуно и Уэда.

- Нам только сообщили, что Ка… что киндзё тэнно покинул Токио.

- Да. Вроде бы поплыл искать шпионов на границе, – пояснил им Тайпи.

- Ксо! – выдал Уэда, – У меня к нему дело…

Но не успел он сказать какое, как все услышали душераздирающий крик, нарушивший спокойствие сада.

- Да отвалите вы все от меня! Я отказываюсь сниматься в этом шоу!

Голос был очень испуганным и очень, очень знакомым. Тайске нахмурился.

- Отвалите, я сказал!

Хозяин голоса явно быстро приближался.

Слова и произношения явно были неместными, то есть, совсем даже не этого мира.

- Да не смейте меня трогать!

Из-за деревьев выбежали слуги, они преследовали парня в серой юкате, босиком.

- Хиро? – удивленно воскликнул Фуджигая.

- Тайпи? – Китаяма резко затормозил, ошалело глядя на согруппника, следом на него налетела куча слуг.

- В сторону свои тела! – заорал Тайске и побежал к другу.

Слуги тут же метнулись в сторону и попадали ниц.

@темы: яой

URL
Комментарии
2015-08-04 в 16:22 

Yaoi Trio
========== Глава 3. ==========
- Акайо, что это за человек? – шепотом спрашивала Ая у брата, с подозрением смотря на беседующего с мужем гостя.

Почему-то для своего сына она тут же почувствовала угрозу в этом парне.

- Это… - мужчина с благоговением смотрел на Ками.

Как он мог сказать кто он? Почувствовав, что говорят о нем, Казуя повернулся и к ним и открыто улыбнулся. Эта улыбка давала Акайо силы.

- Он - будущее Японии, – произнес жрец.

- Какое у нее будущее? – возразила женщина.

- Кстати, мы приехали еще и потому, что хотим вернуть народ на острова.

- И как там жить? – фыркнула она.

- А ты посмотри на меня, разве я выгляжу плохо?

Сначала из-за радости, потом из-за волнения она и не обратила внимание на то, как выглядели ее гости, которые, вроде как, приплыли с безжизненных островов. Оба были в национальной японской одежде. Один одет, как богатый японец. Другой, как и положено жрецу храма.

Она коснулась рукой материала.

- Брат, это же чистейший шелк.

- Это шелк ручной работы, – Акайо тоже провел рукой по материалу.

Еще вчера ему и не снилось, что он будет так одеваться.

- Каменаши-сан потрясающий...

Он даже не мог сказать человек, потому что Ками человеком не являлся.

- Он ТАК на моего мальчика смотрит, словно съесть его хочет.

Она снова с подозрением посмотрела на гостя. А тот почти беззаботно болтал с ее мужем об усилившейся сейсмической активности, о цунами, они бурно обсуждали причину гибели целой страны. Мужу было очень интересно с этим незнакомцем, и Ая почувствовала укол ревности. С ней муж никогда не беседовал так увлеченно. Близняшки играли тут же, не смогли усидеть в своей комнате. И Тайске спустился, сидел в кресле и почему-то, не отводя глаз, смотрел на гостя. Казуя иногда поворачивал голову и бросал нежнейшие взгляды на Тайпи, они были наполнены тоской и скорбью.

Ой, как же маме не нравились эти переглядывания.

- Вы к нам надолго? – спросила она у брата.

- Хотели провести здесь ночь.

Женщина аж подпрыгнула.

- Ни за что, – зашептала она.

- Уже поздно, – сказал Шоджи, - Дорогая, мы не можем отпустить их на ночь глядя.

- Но, но… - пролепетала она, – Где нам всех разместить?

- Ты ляжешь с детьми, я с Тайске, а гости разделят комнату сына.

Она кивнула. Это было хорошее решение. Сын будет рядом с отцом, и значит не случиться ничего плохого. А этого она почему-то ждала, не нравился ей этот гость. Но брат в нем, казалось, души не чаял.

- Хотите попить чаю? – спросил мужчина у гостя.

- Если не возражаете, я принес вам чай, – ответил Каменаши и достал из рукава кимоно пакетик с чаем.

- О, спасибо, – Шоджи поднялся и подошел к жене, – Каменаши-сан принес в подарок чай.

- Если можно, - попросил Акайо, – Приготовьте чай в старой посуде, он очень чувствителен к современным добавкам, которые используются при создании посуды.

- Тайске, – позвала мама, – Сходи к соседке за булочками, – попросила она.

- Я могу составить компанию, – предложил Казуя.

Женщина насупилась, Акайо положил руку ей на плечо и тихо сказал:

- Пускай сходят.

- Возьмите малышей, – нашлась она, – Пусть близнецы прогуляются.

- Гулять, гулять! – мелкие запрыгали от радости.

Каменаши с легкостью подхватил обоих и с грустью подумал о дочке, которую он оставил дома, но по-другому он все же поступить не мог. Остаться там не мог и забрать ее не мог. Ая смотрела на него внимательно, с детьми этот парень вел себя так, словно уже был отцом и словно он потерял своего ребенка. Сердце сжалось, она закусила губу. Но вот, Каменаши взглянул на подошедшего Тайске, и в его взгляде на своего сына женщина снова ощутила скрытую угрозу.

- Какое мягкое кимоно… - произнесла девочка, гладя парня по плечу, – А в нем ходить удобно?

- Конечно, – ответил Каме.

- Мама, я тоже хочу кимоно, – сказала она.

Мама ей лишь улыбнулась. Ну, где же ей найти столько денег, чтобы купить для дочки материал ручной работы, чтобы сшить кимоно? Да и мастеров уже не осталось. По крайней мере, она не слышала, что здесь кто-то ткал из шелковых нитей. Идя по улице, Мейко держала Казую за руку, гордо подняв голову.

- Каменаши-сан, вы же подождете, пока я вырасту? – спросила она.

- Подожду? – спросил Каме удивленно, посмотрел на малышку.

- Я подрасту и обязательно выйду за вас замуж.

- Правда? – спросил Казуя, радуясь непосредственности этого ребенка, – Ты смелая девочка.

- Когда ты вырастишь, он будет совсем старичком, – сказал ей братик.

Каменаши рассмеялся в голос и посмотрел на Тайске. Их старший брат лишь улыбнулся и, посмотрев на Казую, сказал:

- Они еще совсем маленькие, простите их.

- За что? Они такие милые.

- Нет, Наоке, я буду невестой Каменаши-сана.

- Не будешь, потому, что он взрослый уже и у него есть невеста, или жена с детьми. Так ведь, Каменаши-сан?

- У меня нет ни жены, ни невесты… и детей тоже нет, – сказал он, и было чувство, что он внушает себе это.

«Казуя, ты убьешь девочку, как только ее увидишь…» - сказал он сам себе.

Соседка держала небольшую пекарню в конце улицы, у нее всегда была вкусная выпечка и все с ближайших улиц приходили за покупками. Было лето, и перед пекарней стояли несколько столиков. По чистой случайности, один из них не был занят. Малыши сразу же побежали туда и забрались на стулья.

По улице струился божественный аромат свежей выпечки. Никаких искусственных ингредиентов, все только натуральное, даже печь, в которой пеклись булочки. Над крышей струился дым. Ах, как вдруг захотелось забрать ее к себе на остров. Каменаши вдохнул полной грудью и зашел вслед за Тайске внутрь. Глаза разбегались от разнообразия, в животе заурчало.

- Мы ведь можем тут чай попить? – спросил Каме.

Тайске кивнул. От этого места Каме пришел в неописуемый восторг, он был готов перенести этот дом сразу же на остров. Целиком! Да, черт возьми! Немедленно!

Именно с этими чувствами он сейчас боролся.

- Тайске-кун, – к ним вышла пожилая женщина в белом халате и переднике, – Давно ты к нам не заглядывал.

- Бабушка Тамомори… - он улыбнулся, – Добрый вечер. К нам приехал дядя, мама отправила за булочками.

- О! – она совсем по-детски захлопала в ладоши, – Я так рада, что каннуси в порядке. Молилась, чтобы он был жив.

Казуя не мог отвести взгляда от стеллажа со стряпанным, а все не могли отвести глаз от него, люди даже с улицы заглядывали. Мало кто вообще видел здесь за последние два года столь национально выглядящего японца, от которого настолько сильно веяло Японией, что у людей даже ностальгия по родине возникала.

- Эх, вот бы вернуться домой… - произнес один из посетителей.

- Бака! Не возможно это. Острова не пригодны для жизни.

- А если это не так? – спросил Казуя, отрываясь от созерцания булочек и кексов, – Если можно вернуться и жить? Правда, жить как люди до технического прогресса?

Парочка старичков заявила, что согласны, один мужчина, которому из-за прогресса не было работы, и он подрабатывал при пекарни заявил, что с радостью работал бы на поле, если бы кому-то был нужен его труд, или он сам был кому-то важен.

- Вы все важны, – заявил Каменаши, поворачиваясь к ним, – И я рад забрать вас в Японию, которая будет заботиться о вас. Я буду заботиться о вас.

У троицы согласившихся посветлело на душе.

- Я уплываю на острова завтра, могу забрать вас с собой, – сказал парень.

Тайске смотрел на этого странного человека, открыв рот.

- Я бы тоже с радостью уехала, – с тяжелым вздохом ответила женщина, – На острове у меня осталась вся моя семья погребенная под завалами. И я хочу вернуться к ним, но здесь у меня работа. Чем я буду заниматься там?

- Тем же самым, – ответил Казуя, – Вы будете печь потрясающий хлеб и булочки.

Она улыбнулась и сказала, что подумает над столь лестным предложением.

- Садитесь, я приготовлю вам чай. Молодой человек, что хотите? – спросила она у Каменаши.

- Все! – ответил парень, – Я так хочу попробовать всё, что не знаю даже на чем остановиться.

- Я вам выберу самое вкусное.

Каме кивнул и пошел на улицу к детям.

- Тайске-кун, у этого молодого человека все с головой в порядке? – спросила женщина шепотом.

- Бабушка, я точно не знаю, но денег у него не меряно это точно, может и купил какие-нибудь острова и хочет туда увезти всех японцев, бывают же такие меценаты.

- А я бы с радостью уехала в таком случае, – шепнула она.

- И как мы без вас? – спросил юноша с улыбкой.

- Так я бы приезжала.

URL
2015-08-04 в 16:24 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 16:24 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 16:24 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 16:25 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 16:26 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 17:46 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 17:46 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 17:47 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 17:47 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 17:52 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 17:53 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 17:54 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 17:54 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 17:54 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 17:55 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 17:56 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 17:56 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-04 в 17:57 

Yaoi Trio
читать дальше

URL
2015-08-22 в 16:25 

sneza
Лесбиянство, гомосексуализм, мазохизм, садизм-это не извращения. Извращений, собственно, только два: хоккей на траве и балет на льду. (Ф.Раневская)
Потрясающий продолжение, с удовольствием перечитала:inlove: Спасибо!!!

   

Территория яоя (18+)

главная