17:14 

Увести за 24 часа.

Yaoi Trio
Автор: Fleri
Бета: Chizuru-Neko
Фэндом: KAT-TUN, Kis-my-ft2
Персонажи: Kamenashi Kazuya/Fujigaya Taisuke/
Рейтинг: NC-17
Жанры: Яой, Романтика, Флафф, Повседневность
Предупреждения: OOC
Размер: Макси
Статус: закончен



- …Вы с Каменаши-саном поедете в горный курорт для съемок TV программы.
- Что? – переспросил Фуджигая, решивший, что он банально показалось.
- Я уже сказал. Ты и Каме… - вновь начал менеджер.
- Что?
- Ты не расслышал?
- Кажется, что шутите.
- Вовсе нет.
- Повторите еще раз.
- Ты будешь сниматься с Каменаши-саном, только больше не тормози.
- Когда? – оживился парень.
- Завтра утром выезжаете.

читать дальше

@темы: яой

URL
Комментарии
2013-08-27 в 17:14 

Yaoi Trio
- Как же вкусно.
У Тайске тарелка из рук выпала, когда он проследил за Каме, за его движениями. Фуджи жутко смутился, опустил голову, чтобы скрыть появившийся румянец. А всему виной были мысли, потому что Тайске представил его без одежды, лежащего такого томного, лениво гладящего себя по животу.
- Пойду, отнесу посуду.
Он быстро собрал пиалки и почти пулей вылетел из комнаты.
«Черт!»
Парень прислонился спиной к стене и закрыл глаза. Руки у Фуджи тряслись и от этого чашки на подносе позвякивали. Он медленно съехал на пол, поставил поднос рядом с собой.
«Как ты можешь быть таким сексуальным?»
В штанах вдруг стало не удобно. Он сидел и тяжело дышал, пытаясь унять дрожь во всем теле и возбуждение.
Хозяйка подошла к Тайске и села рядом.
-У меня есть небольшой горячий источник, вы можете там погреться. Он на улице, но среди сосен и даже снежная буря вам не помешает.
«Я умер!» - подумал Фуджи, готовый вот-вот лишиться чувств.
Он и Каме! В источнике, перед этим значит, они помоются в бане. «Я БУДУ МЫТЬ КАМЕ!» Сознание было готово помутиться.
- О, Ками!... – прошептал Тайске. – Конечно, спасибо, – он, улыбаясь, посмотрел на женщину.
- Тогда я все приготовлю, – сказала она.
Старушка забрала поднос и удалилась.
«Я просто тихо схожу с ума… - подумал Тайске. – Я что, в рай попал?»
Это очень походило на персональный эдем Фуджигаи. Он, Каме и горячие источники.
Хозяйка вернулась, видать забыла что-то. Сев рядом с гостем, дала ему ведро с древесным углем и смущенно произнесла:
- Там живет небольшая семья макак, я дам вам еду, покормите их, хорошо? Они никогда не заходят в основной источник, сидят всегда в вытекающей воде, вы их не бойтесь, они, как привыкнут, будут даже из рук есть.
Тайске лишь кивнул. Слов не было вообще! Это действительно его персональный рай. И почему об этом потрясающем месте совсем никто не знает?
- Надо бы дров нарубить...
Пожилая женщина ушла, оставляя Фуджигаю наедине с самим собой.

14:00
Тайске вернулся в комнату. Семпай сидел на футоне, скрестив ноги, и смотрел на дверь.
- Я думал, ты меня бросил, – сказал он несколько холодно.
Каме был совсем не таким, как полчаса назад, когда его кормили рисом.
- Прости… С хозяйкой разговаривал.
- Она требует плату?
- Нет, сказала, что снежные бури здесь надолго затягиваются, иногда идут целыми сутками. И что скоро позовет нас мыться, а потом мы можем прогреться в горячем источнике. Она боится, что мы можем простудиться.
- Сугой! – протянул Каменаши. – Здесь, оказывается, еще и источник есть? Почему об этом месте никто не знает?
Тайске пожал плечами, сел напротив, у жаровни, подложил в нее несколько угольков.
- А у хозяйки телефон есть? – вдруг спросил Каме.
- Нет, – соврал Тайске, даже глазом не моргнув.
- Плохо, – Каме тяжело вздохнул и посмотрел на свой сотовый, совершенно бесполезный сейчас.
- Я хочу помочь ей дров нарубить, она такая старая, – сказал Тайске.
Каме бросил на него удивленный взгляд, потом подумал, что, наверное, если бы его бабушка осталась одна, ей было бы тяжело.
- Пойдем, поможем, – согласился он.
«Невероятно, Каменаши Казуя согласился со мной!» – в очередной раз удивился Тайске.
Фуджи вытащил из своего рюкзака теплую кофту. А куртку отдал Каме.
Каменаши вопросительно посмотрел на него, но куртку принял.
- Сам-то не замерзнешь? – спросил он, одеваясь, и зарылся носом в мех на капюшоне.
Тайске снов замер, глядя на него.
«Почему ты такой?» - вновь мысленно взвыл он.
А Каменаши лишь беззаботно улыбнулся:
- Идем.
Фуджигая послушно вышел следом за Казуей. Вместе они нашли дверь на задний двор.
Окруженный огромными деревьями, дом был укрыт от буйства природы, верхушки реликтовых сосен беспощадно гнул ветер, а сюда лишь долетали редкие снежинки.
- Хозяйка, давай мы поможем, – сказал Тайске, забирая у женщины топор.
Она благодарно улыбнулась.
Пока Тайске рубил дрова, Каменаши разглядывал окрестности, но потом невольно взглянул на Фуджигаю. Разгоряченный парень уже успел снять кофту, и был теперь в одной теплой рубашке, влажной от пота, и прилипающей к телу.
Каменаши сглотнул.
«Почему я раньше не замечал его?»
Не смотря на все недостатки, Фуджи словно светился внутренним светом и это свечение было словно второй кожей делая его вдруг невероятно красивым.
«Не ужели для этого нужно было остаться с ним наедине?»
Каме поймал себя на мысли о том, что он не может отвести глаз от кохая.
Тайске опустил топор и выпрямился, потягиваясь, провел тыльной стороной ладони по влажному лбу. Казуя снова сглотнул.
«Он что, пялится на меня? Даже глаз не отводит и делает это так откровенно, что скоро дырку во мне прожжет.» –странные мысли вертелись в голове Тайпи. – «Или мне все это просто кажется?»
Тайске повернулся и взглянул на семпая.
Каменаши чуть растерялся, но сделал вид, что рассматривает деревья за его спиной.
Фуджи улыбнулся и снова протер лоб, чувствуя на себе проницательный взгляд Каменаши. Он взял топор, но не успел замахнуться, как Казуя сказал:
- Отдохни, давай я.
Каме взял кофту, накинул ее на плече парня, а сам взялся за топор.
Этой заботой Тайске был очарован. Смутившись, он поблагодарил семпая, отошел в сторону и стал наблюдать за тем, как колет дрова Казуя.
Зрелище было прекрасным. Тайске даже моргать забыл. Сначала Каменаши был в куртке, но потом снял ее. В голове у Фуджи музыка заиграла очень подходящая под то, как раздевается семпай. Он затаил дыхание, не сводя с него глаз. Как-то ничуть не смущало, что Каменаши, вообще-то, КОЛЕТ ДРОВА. Никто из них вопросом не задавался, откуда другой умеют это делать. Наверное, после недолгого разговора было понятно, что у каждого из них есть бабушки, которым помогают.
- Фанатов тут нет, – попытался пошутить Тайске. – Фотки бы в миг по интернету разлетелись. Каминаши Казуя - дровосек-извращенец.
- Хорошо, что нет, – ответил парень. – Надеюсь, ты меня не собираешься фотографировать? А потом под ником какой-нибудь «Кавайки» в сеть выкладывать.
- Хорошая идея, – смеясь, сказал Тайске. – Но фотоаппрат и телефон в комнате остались. Так что будь спокоен.
- Тай-чан! А с чего это вдруг дровосек-извращенец?
Парень перестал колоть дрова, встал, оперевшись на топор.
Фуджигая кашлянул в кулак.
- Ну, как обычно тебя фанаты описывают? Не дровосек, просто извращенец.
- Извращенец? Я - извращенец? – удивился он.
Тайске закивал, рассмеявшись, озорно посмотрел на семпая.
- С подачи Накамару-сана ты теперь извращенец. А был бы фотоаппарат - был бы дровосеком-извращенцем.
- Ты вообще как себя с семпаем ведешь? – наигранно возмутился Казуя.
Тайске тут же заткнулся.
- Прости… - сказал, мрачнея, опустил голову.
- Да я пошутил.
- Дровосек-извращенец! – буркнул Фуджи.
Каменаши довольно улыбнулся и снова принялся за рубку дров.

URL
2013-08-27 в 17:16 

Yaoi Trio
15:20
- Мальчики, мальчики, вы совсем мне работы не оставили, – смеясь, сказала хозяйка, выходя. – Что же я делать буду? Почти все дрова перекололи. Теперь идите, идите, мыться - и в источник.
Тайске вошел в дом следом за семпаем, все еще тихонько хихикая. Живая фантазия рисовала фотки Каме в роли дровосека с ярмом извращенца Очень милый дровосек получался. В латексе, с топором с кожаным плетением на ручке и почему то в сапожищах на платформе.
«Ну и фантазии у тебя, Тайске… Он же семпай, разве можно представлять его в таком виде? - Фуджи посмотрел на Каме сзади и довольно произнес про себя все еще довольно лыбясь. – Не только можно ну и нужно!»
Когда они вошли в комнату, Каменаши резко развернулся и, толкнув Тайске к стене.
Парень от неожиданности даже растерялся, впечатался в ближайшую перегородку в поставил руки по обе стороны от его головы, Каме внимательно посмотрел ему в глаза.
У Фуджи сердце екнуло и в пятки ушло, снова подскочило, и видать, где-то в голове застряло, потому что в висках принялись стучать молотки. Смеяться он перестал и лишь смотрел на Казую, не моргая.
- Шутка затянулась, – холодно сказал Казуя.
Каменаши не ожидал, что поступит именно так, сначала он хотел просто врезать Тайпиза неуважение, но вспомнил, что сегодня им еще сниматься. Поэтому теперь не знал, что делать. Поцеловать? В наказание за дерзость? Или просто потому, что очень захотелось?
«Отвернется или нет?»

Каменаши наклонился. Но голову Тайске не убрал, и Казуя слегка коснулся губами его губ.
«Что?» - он сам удивился этому ступору кохая.
Каме резко отошел от парня и уселся около жаровни.
Тайске медленно съехал по стеночке вниз, плюхнувшись задницей, вытянул ноги. Голова кружилась, перед глазами потемнело, и куча звездочек завела хоровод. Дрожащей рукой он коснулся пальцами своих губ.
«Это сон, это сон…». Тайске готов был вот-вот чувств лишиться.
«Странная у него, однако, реакция», – подумал Каменаши, глядя на сидящего кохая, схватил свой телефон, но не тут-то было. Забыл снова, что связи нет.
«Чертово место!» - подумал Казуя.
«Наверное, он со мной теперь и не заговорит…» - Тайске посмотрел на Каме, хотел было подняться, но ноги подкосились, и он снова плюхнулся задницей на пол.
Каменаши кинув телефон в сторону, встал, подошел к нему и протянул руку.
- Вставай.
Пальцы скользнули в руку семпая неуверенно, дрожа. Усмехнувшись, Каме рванул его на себя, но силы не рассчитал, и Тайске впечатался в него, прижимаясь животом к животу, ногами к ногам. Казуя инстинктивно прижал его к себе. Всегда озорные глаза Фуджи сейчас казались Каме раза в два больше. Они были не просто черными, они были как манящие бездны, в глубине которых плясал опасный огонек. Каме опустил взгляд, боясь пропасть в этой бездне, и остановился на полуоткрытых губах. Видимо, Тайпи проследил за его взглядом, потому что инстинктивно облизнулся.
Каменаши вдруг понял, что не может глаз отвести от этих влажных манящих губ.
«Они всегда были такие?» - спросил он у самого себя.
Тайске сглотнул и снова облизнул губы. Фуджи стоял, забыв, как дышать, боясь пошевелиться. Он не хотел нарушать магию этого момента. Ему, по крайней мере, казалось, что эти мгновения чудесные и волшебные. Даже если сейчас Казуя разожмет руки, и Тайске упадет к его ногам, ощущение нереальности не пропадет.
«С радостью буду лежать у твоих ног…» - от этой мысли Фуджи ужаснулся. Но наверное, в этой любви к семпаю весь он..
- Ты в порядке? – спросил Каме.
- Да… - ответил Тайске хрипло.
- Хорошо, если отпущу, не упадешь?
- Не знаю, – честно признался Фуджигая.
- Я не хотел так сильно тебя пугать.
- Держись. Ты не заболел? Горишь весь. – заботливо спросил Каме.
Тайпи был готов не просто гореть, он был готов растаять от такой заботы.
- Я в порядке.
Фуджи постарался устоять на ногах.
«Получилось!»
Он улыбнулся, давая понять, что с ним все в порядке.
- Спасибо.
- И никаких больше шуток.
Тайске кивнул.

15:50
Фуджигая копался в своем рюкзаке. Что он там отыскать хотел? Он и сам не знал. Просто надо было отвлечься от мыслей о Каменаши. А семпай, как на зло, так пристально смотрит на него...
«Лучше бы строчил смс своему ненаглядному», – подумал Тайпи.
То, что произошло, очень смущало его. А вот Каме сейчас, наоборот, казалось, веселился.
- Что ищешь? – осведомился Каменаши, посозерцав минут 10 увлеченное копание в сумке. – Может, помочь?
- Нет, – Тайске прижал к себе свой сумку. – Все равно, кажется, не взял.
Он даже не придумал еще, что там вообще искал.
- Скажи, может, у меня есть, – не унимался Каме.
- Нитка для зубов, – выпалил парень первое, что пришло в голову. – Нашел!
- У тебя там бардак такой, что ты не мог найти нитку для зубов? – изумился Каменаши.
Тайске покрылся ярким румянцем и заглянул в сумку. Теперь там был бардак. Он смутился еще больше и, закрыв молнию, отставил рюкзак в сторону.
На Казую он теперь старался и вовсе не смотреть.

16:00
На пороге комнаты снова появилась хозяйка.
- Мальчики, все готово. Принадлежности для мытья в бане, вот юкаты и полотенца.
Она удалилась.
Тайске посмотрел ей в след, а потом перевел взгляд на Каменаши. Краска смущения стала заливать лицо.
Теперь он уже не считал хорошей идеей пойти мыться вместе с Каме.
- Идем? – спросил Казуя, вставая.
Тайске машинально кивнул и поднялся следом. Что бы он ни думал, что бы ни говорил, но если Каме сказал: «Идем», он послушно пойдет следом.
Как хорошо, что он вдруг вспомнил про обезьянок, обитающих около источника. Эта маленькая тайна позволила парню отвлечься от тяготящих душу и сердце мыслей. Он шел и улыбался сам себе, думая, как удивится Каменаши, увидев их.
- Снова про дровосека вспоминаешь? – спросил Казуя, поворачиваясь и глядя на Тайпи.
- Нет, что ты, – Тайске отрицательно замотал головой.
- А чего ты так веселишься в одиночестве?
- Секрет, – буркнул Фуджи.
- Правда? – Каме пристально посмотрел ему в лицо, и кохай снова смутился, а Каме, довольный собой, улыбнулся.
«Он постоянно стесняется, смущается и краснеет. С чего бы это?»

Каменаши разделся, совсем разделся. Тайске снова чуть сознание не потерял. Стоял, еще одетый и бесцеремонно пялился на тело человека, которого любил больше всего на свете. Любил долго и безответно. Тайске отвел взгляд, как только понял, что Казуя смотрит на него и стал быстро все с себя снимать.
Теперь пришла очередь Каме разглядывать Фуджигаю.
«И все же он красив… - думал Казуя. – Интересно, почему я раньше этого не замечал?»
Этот вопрос, похоже, задается сегодня больше всего. Хотя, ответ был очевиден. Свободного времени было мало, и то, его все отнимал Джин.
«А ведь этот парень без ума от меня…». Вдруг пришло на ум Каменаши.
«Если вспомнить его реакцию, то это похоже на любовь и робость из-за этой любви».
Казуя нацепил на лицо довольно мину и подошел к кохаю.
- Ну что так долго?
- Я уже, - Тайске выпрямился и посмотрел на семпая.
- Давай, сначала я вымою тебя, а потом - ты меня, – предложил Казуя. – Это будет своеобразный знак того, что мы теперь друзья.
Тайске посмотрел на него преданно и восторженно, кивнул. Сидеть и чувствовать, что Каменаши моет его, было верхом блаженства. Фуджи закрыл глаза и попросту балдел.
Он почти потерял счет времени. Но вот Казуя отошел. Тайске поднялся.
"Почему так бешено бьется сердце из-за мыслей о том, что я буду прикасаться к его телу? Буду мыть его?"
Дрожащей рукой он взял мочалку и подождать пока Каменаши удобно устроится на низкой скамейке. Он очень боялся прикоснуться, почему? Тайске сам не знал. Просто тело Каменаши вызывало благоговеенный трепет. И вообще, как ему казалось, прикасаться к Казуи имеет право только Накамару и… Джин!
«И я»» - Фуджи улыбнулся. – «Теперь я тоже, с разрешения Казуи могу помыть его».
Он осторожно провел по спине и плечу Каменаши.
- Я же не тресну, если ты надавишь немного по сильнее. – заметил Казуя смеясь.
- Прости…
- За что?
- Просто так…
Но все же, следующие несколько движений руки были такими же осторожными и можно сказать даже нежными. Но потом, кохай осмелел и стал в свое удовольствие тереть тело Казуи мочалкой. И все равно очень смущался, когда приходилось брать Каме за руку, поднимая ее, чтобы помыть со всех сторон, присесть и мыть ногу. Вот мытье нижней части тела смутило Фуджигаю очень сильно.
Каменаши это мытье забавляло. Тайске был все таким же милым и смущенным.
«Словно голого мужчину никогда не видел. Или он так только на меня реагирует?»

URL
2013-08-27 в 17:16 

Yaoi Trio
16:30
Наконец-то, с мытьем закончено, и можно приступить к самому главному.
Хозяйка рассказала, где находится источник, и Тайске было нетрудно его отыскать.
Чаша с горячей водой была не очень большой, выложенной большими плоскими камнями. Два человека в нем легко могли посидеть без стеснения.
- Это место - просто рай, - заметил Каменаши.
Смеркалось. Верхушки деревьев все еще трепала беспощадная буря, принося снег. Некоторые снежинки вылетая из общего потока медленно падали вниз тая в клубах пара.
Каменаши забрался в источник и сел, с тихим стоном вытягивая ноги.
- Как же хорошо, - протянул он.
Тайске стоял и смотрел на него, не решаясь присоединиться.
- Тебя сюда пригласить надо? - спросил Казуя. – Замерзнешь ведь.
Фуджи отрицательно замотал головой и поспешно залез в воду.
Пар, поднимающийся от воды, топил снежинки, падающие с неба. Сокрытые со всех сторон деревьями в этом почти интимном месте, они могли спокойно общаться, не боясь быть увиденными и услышанными.
Тайске пододвинул к себе чашку с вареными бобами, которую любезно приготовила для них хозяйка.
- А это зачем? - спросил Каме.
- Скоро узнаешь, - уклончиво ответил кохай.
- Снова интриги?
- Когда я тебя интриговал?- удивился Тайске.
- Постоянно.
От голоса, которым сейчас говорил Каме, по коже мурашки ползли. Очень уж голос был мурлыкающим, как у кота.
Долго сидеть в неведении семпаю не пришлось. В соседнем маленьком бассейне, куда вытекала вода из большой чаши, раздался всплеск - один, второй, третий. Каме вздрогнул и оглянулся.
- Шшш, - протянул Тайске. - Это - самые потрясающие существа на свете. Смотри. Вон там.
Тайске показал рукой, туда, где чаши были разделены лишь несколькими свисающими лапами ели. Там в воде сидела семья обезъян. С белой шерстью и краснющими мордами, они с опаской смотрели на незнакомцев, но воду не покидали.
Каме улыбнулся, пододвинулся поближе к Тайске
- Забавные какие, - шепнул он кохаю на ухо.
От тихого голоса по спине у Фуджигаи поползли мурашки.
Макаки немного осмелели и стали подплывать совсем близко, но своего источника не покидали.
Тайске подал Каме чашку с бобами.
Маленькие звери не боялись подбираться и брать угощение из протянутой руки.
Тайске смеялся, он сжимал боб пальцами, а обезьянки, стараясь вырвать, злились.
- Тай-кун, отдай ты им.
Говоря это, Каме наклонялся и шептал на ухо. Фуджи смущался и выпускал боб.
Наблюдать за постоянно смущающимся кохаем было одно удовольствие. Почти все кохаи так на него реагировали. Но реакция Фуджи, почему-то, ему была очень приятна.
Казуя тоже стал кормить макак, играя с маленькими доверчивыми обезьянками. Осмелев, подошли и взрослые особи. Совсем привыкнув к парням, они сидели около самого края и спокойно брали бобы из чашки. Не боялись даже переливистого смеха Фуджигаи и Каменаши.
Забавляясь с макаками, Каменаши в воде обнял Тайске за талию, сидел, слегка касаясь бедром его бедра. Кохай смущался, периодически кусая губу и думал, какого черта Каменаши делает? Или ему так не хватает Баканиши?
Но отстраниться он был не в силах, потому что не хватало воли. Но дальше объятий дело не зашло. Для Каменаши было достаточно просто обнимать кохая, чтобы не чувствовать себя одиноко, и чтобы посмотреть на его смущенную мордашку.

18:00
Раскрасневшиеся, они сидели за низеньким столиком в столовой. Каме по-прежнему заворожено смотрел только на рис, словно кроме него еды больше не существовало.
- Покушаете и идите спать, – сказала старушка.
- Рано еще, – возразил Каменаши, уплетая ужин.
- Поверьте, здесь вы будете спать сладко-сладко, – ответила она, с удовольствием наблюдая, как парень ест.
Тайске, как и хозяйка, любовался этим зрелищем. Наверное, в такие моменты в нем просыпался Кёхей, и это было так мило.
Каме разбил сырое куриное яйцо в рис.
- О! Два желтка? - удивленно произнес он.
- В каждом из них, - гордо ответила женщина.
Рис с яйцом, да еще с двумя желтками показался парню в два раза вкуснее. И выглядел очень красиво, из-за того, что цвет их был насыщенного оранжевого цвета.
Тайске жевать перестал и рот от удивления раскрыл, смотря на семпая. Тот снова выглядел, как днем.
"Картина эта называется Каме и рис. Ведь это единственная настоящая любовь Каменаши".
Между тем, Казуя поглощал ужин.
Тайске улыбался, наблюдать за парнем было одно удовольствие.
"Джин, а ты любишь смотреть, как он ест?"
Безусловно, Фуджи завидовал Аканиши, ненавидел его и проклинал и все потому, что считал Джина редкостной сволочью. И не мог простить его за то, что не боролся за свою любовь.
Старушка была очень заботливая и очень добрая. После ужина она отправила мальчиков отдыхать. Сказала, что её петух кричит очень рано и всех обязательно разбудит.
20:00
- Никогда еще не ложился спать так рано. Сказал Каменаши.
- Я тоже.
Семпай вытянулся на футоне под теплым одеялом.
Хозяйка постелила им рядом, заявляя, что утром будет холодно и они обязательно прижмутся друг к другу.
Тайске снова смущался, а Каме тихонько посмеивался.
Снаружи все еще бушевала стихия.
Фуджи лежал тихо, как мышка. Сон не шел. Он не знал, уснул Каменаши или нет. Мечтой всей жизни было спать вместе. А тут они еще и спят под одним одеялом. Странная старушка, почему-то сказала, что одеяло только одно. Фуджи был ей благодарен.
"Притвориться, что замерз и прижаться к нему?" - подумал Тайске и, повинуясь какому-то странному порыву, придвинулся к семпаю. Хорошо, что лежа на боку спиной к Каме сделать это легко.
Дальше случилось нечто, по мнению Тайске, просто невероятное и невозможное. Оказалось, что Казуя не спал. Ну, или ему так показалось, потому что парень сразу же обнял его, прижимаясь животом к спине.
Кохай вздрогнул и прерывисто вздохнул.
"О Ками да что ж это?"- подумал он.
Кровь тут же к лицу прилила, а в висках застучало. Каменаши сзади поерзал, ложась поудобней. Покрепче прижал к себе парня. Тайпи больно прикусил палец, чтобы не застонать от удовольствия из-за близости семпая.
Рука Каме покоилась на его боку, а ладонь лежала на животе. Тайске не шевелился, боялся выдать себя хоть вздохом, хоть шорохом.
- Неужели уже спишь? - услышал он обжигающий шепот Казуи над ухом.
Фуджи сжал дрожащие пальцы в кулаки и закусил губу, упорно продолжая притворяться спящим.
Рука Каме пришла в движение, забираясь под юкату, ладонь и пальцы поднялись вверх и коснулись одного из сосков. Фуджи еле слышно пискнул.
"Семпай, что ты делаешь? Совсем голову потерял без своего Аканиши?"
Казуя, казалось, останавливаться не собирался. Пальцы медленно бродили по животу и груди, иногда касаясь сосков, как бы невзначай.
-И правда, спишь...- немного расстроено прошептал Каменаши.
Он остановился, убрал руку, но не отстранился.
Фуджи пришлось с силой сжать кулаки и прикусить губу, чтобы не застонать от досады.
Но вот Каме снова заерзал и вернул руку на прежнее место. Тайске зажмурился. "Каменаши - семпай, что же ты делаешь?"
Казуя усмехнулся, и Тайпи снова услышал его обжигающий шепот:
- Как далеко я зайду, прежде чем ты проснешься?
У кохая чуть рассудок не помутился. Он и не думал, что Каменаши может быть вот таким...
"Вороватым..." - подумал парень.
Руки его безвольно лежали на футоне, а сам он молился, чтоб его не перевернули на спину.
Каменаши освободил от юкаты плечо парня и стал его целовать, рука продолжала бродить по животу, по груди. Взяв руку Тайске, Каме положил ее себе на бок и, тем самым, получив более полный доступ к груди, стал водить по ней пальцами.
Рука Фуджигаи дрогнула, он как бы невзначай провел по ягодице Каменаши, и к его великому изумлению семпай тихо застонал.
Казуя сзади снова поерзал, потерся возбужденным членом о задницу Тайске. Кохай снова провел рукой по ягодице и семпай снова застонал. Это привело Фуджи в неописуемый восторг, но своего бодрствования он старался не выдавать.
Каменаши слегка сжал его сосок пальцами и покрутил. Предательский стон сорвался с губ Тайпи. Семпай замер.
- Я знаю, что ты не спишь...
"Это обходной маневр", - подумал Тайске, продолжая прикидываться спящим.
Казуя был и рад, и расстроен. С одной стороны, он очень хотел ответной реакции, с другой, если бы Фуджи проснулся, вероятнее всего, семпай был бы отвергнут.
- Спи...- прошептал Казу, снова целуя плечо Тайпи.
Он продолжал ласкать его украдкой, потихоньку освобождая тело от материала.
"Чувствую себя вором, но ничего не могу с собой поделать".
Джин в последнее время ссылался на постоянную занятость. Они уже полгода не виделись, общались лишь по смс, но какие же они были...
Каменаши улыбнулся. Мысли снова вернулись к кохаю. Как же они возбуждали, эти ласки украдкой. Казуя хотел украсть всё: и стоны во сне, и невинность Тайске. Парень был уверен, что у кохая никогда не была секса с мужчиной и он хотел быть первым.
Почему вдруг? Надоело ему, что Джин постоянно настаивает на том, что он сверху. Что никогда не спросит, чего хотел бы Каме. Было такое чувство, что Аканиши на него просто плевать. А Фуджи такой доверчивый и милый, так забавно смущается, теряется. Даже его шутки очень нравились. А что говорить о его внешности, особенно о губах.
"Интересно, а оральным сексом мы бы занялись? Как бы отреагировал Фуджи, если бы проснулся?»

URL
2013-08-27 в 17:17 

Yaoi Trio
Рука Каменаши скользнула ниже по животу к паховой области и остановилась на границе волос. Тайске с силой закусил палец. Главное не выдать того, что он не спит.
Но все же, предательского стона он сдержать не смог, когда пальцы Каме коснулись члена.
Но похоже семпаю это даже понравилось, он тихо рассмеялся.
- А ты уже возбужден...- прошептал он и укусил Тайске за ухо.
Такого Фуджи не ожидал и вскрикнул. Его ушей никто никогда не касался и от этого нежного и ласкового укуса он задрожал от удовольствия.
Тайске лежал и тяжело дышал.
- Проснулся? - деловито спросил парень.
Фуджи согласно кивнул.
Каме перевернул его на спину и заглянул в глаза. Даже привыкнув к темноте, всё равно было очень плохо видно. Но Фуджи знал, что семпай, глядя на него, улыбается.
- Мне продолжить? - спросил он.
- Да... - хрипло ответил Фуджигая.
- Как? - спросил парень. - Рукой, губами?
Тайске в ответ лишь прерывисто вздохнул. Что он мог ответить? Кохай вообще дар речи потерял. Но почему-то сделать это очень хотелось. Быть с семпаем очень хотелось. Тайпи был податливым и милым, а главное он был невинным и это чертовки сильно возбуждало. Когда Каменаши наклонился поближе, Тайске закрыл глаза, наивно думая, что сейчас Каме поцелует его. Но не тут-то было. Семпай лишь усмехнулся, смотря на его лицо, и сполз ниже. Почти бесцеремонно распахнул полы юкаты кохая.
Если бы сейчас кто-то зажег здесь свет, то можно было бы увидеть яркий румянец на щеках Фуджигаи. Вид Тайпи был очень томный. Он лежал, раскинувшись на футоне, закусив костяшку пальца.
Когда губы парня коснулись головки, Тайске пришлось закрыть рот рукой, с губ так и рвался крик. И не просто закрыть, а прижать, что есть силы, и стонать из-под ладони.
Каменаши был очень счастлив. Реакция кохая его радовала. Насколько у Тайске хватит силы сдерживать себя? Казуя весьма усердно принялся за дело.
«Почему, это как игра – «насколько хватит Тайске?». Почему так хочется довести его до придела, до безумия? Почему неинтересно просто быть милым?»
Но Каме так хотел, кем-то обладать, подчинить, что мало об этом задумывался.
Губы умело скользили по члену кохая. Вверх... голова шла кругом. Вниз... и Тайске был готов умереть. Он запустил руку в волосы Каме, но семпай, подняв голову, холодно произнес:
- Убери!
Фуджи подчинился, запустил пальцы к себе в волосы, почти вырывая и больно дергая в такт движениям Казуи. Он с трудом держал себя в руках, сил не было, но он продолжал прижимать руку ко рту.
"Все еще пытаешься сдерживаться?" - подумал парень, увеличивая темп.
Свободная рука стала бродить по телу кохая и, добравшись до одно из сосков, стала ласкать.
Глаза Тайске распахнулись, он смотрел в потолок и не моргал, готовый вот-вот лишиться сознания. Каменаши, казалось, не собирался прекращать этой пытки. Более того, он продолжал эти терзания. Руки Тайске безвольно упали, силы его покинули, и он просто безмолвно хватал ртом воздух.
Каменаши такое положение дел немного расстраивало, но проснулся азарт.
"Чего же ты такой безмолвный?"
Решив оттянуть момент оргазма, он выпустил член парня изо рта, стал языком и губами играть с яичками.
"Каме, когда же тебе надоест мучить меня?"
Мысль эта пробежала на краю сознания. Тайске не знал куда спрятаться, куда деться. Сил не было ни на то, чтобы вырваться, ни на то, чтобы отодвинуться, ни на то, чтобы сказать нет. Да и не хотел он этого делать.
"Пожалуй довольно его мучить", - подумал Казуя.
Каме снова стал ласкать его член, облизывая, посасывая. Все равно хотелось помучить его подольше, желательно до утра, чтобы видеть, как выгнется Тайске в момент оргазма, каким будет выражение его лица.
"Ты реально маньяк, Каменаши", - подумал Фуджигая.
И это было последнее, что он помнил из пришедших потоптаться на краю разума мыслей. Оргазм как ядерный взрыв над Хиросимой поглотил его всего, и несколько минут он вообще не понимал кто он, где он, и что вообще происходит.
Казуя лег рядом и в темноте смотрел на кохая, довольно улыбаясь. Тайске какое-то время лежал, не шевелясь, ну вот он глубоко вздохнул и повернул голову, смотря на Каменаши.
- Поможешь мне? – спросил Казуя и, взяв его руку, положил на свой возбужденный член. – Можешь просто поиграть с ним.
Тайске несколько раз моргнул, потом осторожно провел по члену Каме пальцами. Не сказать, что в плане онанизма он был неопытен, просто прикасаться к Каменаши там, это как манна небесная для рабов, бродивших по пустыне.
Слышать тихие стоны Каменаши, было одно удовольствие, только вот не успел Тайске насладиться своим занятием сполна, как Казуя кончил.
- Хм… - произнес он, обнимая Фуджи и прижимая его к себе. – Что-то сегодня я быстро…
- Каменаши - семпай… - тихо произнес парень. – Надо бы полотенце найти, у меня в рюкзаке есть.
- Лежи давай, темно, где ты искать будешь? Вон, свою зубную нить при свете найти не мог.
Фуджигая в очередной раз его послушался.
- Хозяйка сказала, что под утро будет холодно, так что прижимайся ко мне сильнее и спи.
Тайске послушно кивнул.
«Каме, что с тобой произошло?» - думал Тайпи, лежа в объятиях семпая.
В произошедшее он до сих пор не верил и считал это просто сном. Потому, что в реальности такого попросту не может быть.
Чувствовать дыхание кохая на своей груди было чертовски приятно и даже будоражаще. Своего сегодняшнего порыва Каме не мог объяснить, просто нежности, любви и ласки вдруг захотелось. А Тайпи был таким милым наивным и невинным. Очень хотелось продолжения.
5:00
«Будь этот петух не ладен!» - подумали оба, открывая глаза. Птица была очень пунктуальна. А на улице все еще бушевала буря.
- Ничего себе… - заметил Каме. – Ну и погодка тут.
Тайске кивнул, ежась. Каменаши прижал его к себе покрепче.
- Замерз?
- Очень.
«Каме, тебе не хватает того, о ком можно заботиться?» - подумал Тайске.
- Ты ведь тоже замерз, давай разожжем жаровню.
- Разжигай и возвращайся, – почти в приказном тоне сказал Казуя.
Фуджигая кивнул и пулей выбрался из-под одеяла. Наспех поправив юкату, он вышел из комнаты. Каменаши остался лежать на футоне.
Хозяйка тоже уже встала и, кажется, раньше своего петуха. У дверей комнаты уже стояло ведро с древесным углем.
«Заботливая хозяйка», - подумал парень.
Вернувшись в комнату, он достал из рюкзака зажигалку, разжег жаровню. Сидя около нее, посмотрел на Каменаши.
- Ну и что ты там сидишь? - семпай похлопал по пустующему месту на футоне рядом с собой.
Фуджигая сильно смутился, поднялся.
- Подай заодно сумку, хорошо?
Забирая у Тайпи свои пожитки, он бесцеремонно притянул его к себе, укладывая рядом и прижимая. Ногу на него закинул и руку, словно побоялся, что сбежит или, говоря тем самым «Моё!»
Тайпи лежал не дыша, продолжало казаться, что это сон. Он зажмурился, глаза протер и сильно покраснел, вспоминая, что семпай вытворял ночью.
"Что на него нашло? - думал Тайске,- Что творил этот ненормальный? Он понял, что я люблю его? Быть не может. Я никогда этого не показывал».
Каменаши с удовольствием смотрел на краснеющего кохая.
"Тайпи очаровашка. Вспомнил таки... Все же, ну ты и тормоз".
Парень смотрел на его лицо, на приоткрытые пухлые губки.
"Очень красивый вид".
Каменаши приподнялся и, нависая над Фуджи, коснулся губами его губ.
Тайске прерывисто вздохнул и открыл глаза. От страстного, собственнического поцелуя семпая закружилась голова, и он даже не сразу ответил.
"Если он будет так тормозить на каждое мое действие, то мне придется быть несколько настырнее ".
Тайске отвечал, но продолжал смущаться.
С Джином давно так уже не было. "Почему я сравниваю людей, которые в принципе несравнимы?"
Подняв голову, он посмотрел на кохая. Фуджи облизнул губы. Это сильно заводило, на мгновение заглянув в подернутые дымкой глаза парня, Каме наклонился и, ухватив губами его нижнюю губу слегка оттянул, снова припал в поцелуе. Тайске немного неуверенно поднял руку, и пальцы запутались в волосах Каменаши. Какими же они были приятными: мягкими и холодными. Каме перевернулся и Тайске оказался сверху, слегка поддев коленкой, Казуя раздвинул его ноги.
- Когда ты смущаться перестанешь? - спросил он.
- Когда привыкну, наверное.
- Ах вон оно как, буду знать.
Собственнически он забрался руками под полы юкаты.
- Можешь смущаться...- сказал Каме, сжимая его булки.
Тайске краской залился. Лежать сверху было одно удовольствие. Парня приводило это в неописуемый восторг, хотя, может дело было в том, что Казуя откровенно и бесстыдно лапал его задницу. Было ощущение, что вернулись дни, когда Кисумаи были в подтанцовке KAT-TUN.
"Ах… ностальгия...", - подумал он.
Оказалось, что "Ах" таки сорвался с его губ. Это произошло как раз в тот момент, когда палец Казу бесцеремонно ворвался в его анальное отверстие. Тайске губу прикусил, чтобы громко не стонать и это достаточно раздразнило Каме, который очень сильно хотел услышать крики и стоны Фуджигаи.
Но кохай почему-то упорно предпочитал молчать. Вот на сцене он был весьма эмоционален. И это заставляло Каменаши творить всякие глупости только лишь бы услышать, как Тайпи стонет.
"Что я, как маньяк то?" - думал он.
Наблюдение за Фуджи доставляло огромное удовольствие. Гибкий, он мило отставлял задницу, выгибал спину, кусал губы и продолжал молчать.
"Его палец влажный и скользкий, - думал парень, краснея. - Но как же это... приятно..."
Последнее слово он, кажется, сказал в слух, как раз в то время, как Каме ввел второй палец.

URL
2013-08-27 в 17:17 

Yaoi Trio
"Почему они мокрые?"- мысли отвлекали от тела, которое предательски сильно хотело того, что Каме вытворял с ним.
Тайске повернул голову и увидел сумку Каме, рядом с которой покоился открытый тюбик.
"Когда успел?"- он ошалело посмотрел на парня.
Семпай лишь довольно лыбился.
Когда в тело вошел третий палец, Тайске выгнулся и вскрикнул, поспешно закрывая рот рукой.
Казуя довольно зарычал. Стоны этого парня были сладкими, как пение, их хотелось слышать снова и снова. Они сводили с ума, толкая на всякие непотребства, лишь бы Тайпи стонал снова и снова.
Но все же, Тайске думал, что его попросту используют как замену Джина.
Он снова задумался и не сразу почувствовал, что пальцы Каменаши покинули его тело, и очнулся уже, когда лежал на спине, а Каме поспешно стягивал с себя юкату.
Раздеть Тая он не удосужился, просто распахнул полы его одежда, бесцеремонно раздвинул его ноги, устраиваясь между ними.
У Фуджи сердце бешено заколотилось от мысли о том, что произойдет сейчас.
- Прости, но я совсем не могу себя контролировать, - немного виновато сказал семпай, врываясь в его тело, помогая себе рукой.
Глаза Тайске расширились от боли, он зажал рот обоими руками и быстро-быстро задышал.
Каме не двигался, давая Таю возможность привыкнуть.
"Больно, как больно..." - думал он, смотря на Казую.
"Какой же он узкий... - думал Каме. - Теснее, чем Бака. Похоже, Тайпи действительно больно."
Он лежал и ждал. Правда сжалился над парнем и стал ласкать рукой его член, чтобы отвлечь парня от боли. Но все же, терпеть долго он не мог, не в его стиле было долго ждать и он начал двигаться.
- Потерпи, просто потерпи...
Тайске зажмурился.
- Не напрягайся! - услышал он почти приказ.
- Легко тебе...- прерывисто прошептал Тай.
- Скоро привыкнешь.
"Какой же ты жестокий..."
Каме увеличил темп. Член входил на всю длину, семпай не сильно-то и церемонился.
Тайске не знал, куда деться от этого чувства, что делать, когда больно, но хочется еще и еще? Одной рукой Тайпи схватил его за плечо и сильно сжал.
Каме это лишь подтолкнуло двигаться быстрее.
"Я вообще дождусь твоих стонов?"
Но он не дождался, еще несколько толчков и Каме взорвался внутри парня.
Выйдя из тела кохая, он опустился вниз и занялся возбужденным членом Тая.
6:00
Тайске лежал на футоне, обнимая себя двумя руками. Сейчас он, почему-то чувствовал себя грязным.
«Он меня просто использовал… Просто трахнул, и теперь выбросит… Юто как-то обмолвился об этом. Но я тогда виду не подал. Неужели Юто тоже был его игрушкой?»
После секса, Каме сказал, что хочет покурить и ушел, оставляя Тайске одного.
«Неужели он трахал и Накаджиму?» - подумал кохай.
От этого стало еще противней. И это его идеал? Его любимый Каменаши?
«Да! Черт возьми! Это любимый Каменаши и если он захочет сделать это еще раз, я скажу ему да! Каким бы грязным потом я себе не казался»
В глазах слезы стояли.
«Не смей плакать! Ты не слабак! В агентстве многие через такое проходят!» - говорил себе Тайске.
Но все равно было больно и обидно. И не только попользованная задница болела, но и душа и сердце.
«Чтобы он не делал, я буду продолжать любить его… Я мазахист!»
Каме вернулся с небольшим тазиком с теплой водой и полотенцем.
- Пришел в себя немного? – спросил он почти холодно.
- Со мной все в порядке, – выдавил Тайске.
- Ага, я заметил.
Каме присел рядом с ним и развязал Юкату и, распахнув ее полы, стал протирать тело кохая.
- Не надо, – попытался отстраниться Фуджигая.
- Может мне тебя еще раз трахнуть? – деловито осведомился Каме. – Лежи, давай.
Казуя обтер его спереди, перевернул на живот. С задницей кохая он обращался очень бережно и нежно.
Фуджигая лежал, уткнувшись лицом в футон и таки расплакался, он старался делать это очень тихо, чтобы Каменаши не дай бог не понял, что он тут ревет, как девчонка. Каме поставил его на колени, протер его сзади, осторожно пальцем провел по воспаленной дырочке. Парня стало очень жалко и, наклонившись, он поцеловал обе булки.
- Прости, – прошептал он нежно.
Фуджи таки не сдержался и всхлипнул в голос.
Семпай нахмурился, перевернул его на спину, хотел заглянуть в глаза, но Тайске закрыл лицо руками.
- Тайпи… - голос Казуи казался Тайске холодным и насмешливый. – Убери руки.
- Нет…
- Я сказал убери!
Фуджи послушно опустил руки. Каменаши заглянул ему в глаза, склонился над ним. Поцеловал сначала один глаз, потом другой, а потом припал к губам. Поцелуй был соленым, но очень нежным. Каменаши обнял его, оторвал от футона и прижал к себе.
Расслабляясь и растворяясь в этом поцелуе, Тайске простил ему все!
11:55
Они успели уже позавтракать, пойти посмотреть и на чудесных пестрых кур хозяйки, и на наглого петуха, а также погулять среди сосен. Снежная буря кончилась, но с неба продолжал валить снег, огромными пушистыми хлопьями. Тайске совсем перестал думать о случившимся и ловил снег ртом, кружась под ним и смеясь.
«Казуя хороший, - думал Тай, – просто его Джин испортил».
Каме стоял неподалеку и с удовольствием наблюдал за ним.
Внезапно появившийся менеджер, испортил все. И вот теперь они едут в машине, на этот чертов курорт. Тайске ерзал, все не мог удобно устроиться на сидении. Мечтал о подушке под болящей задницей.
- О! Связь появилась, – обрадовался Казуя, смотря на свой телефон.
Кохай сразу упал духом. Двадцать четыре часа проведенные вместе кончились, и Каме снова забудет о нем.
«Почему это произошло? Он же так сильно любит Джина. Наверное, всему виной были вкусный рис, метель, дрова, горячий источник и милые японские макаки».
Фуджи решил, что сохранит воспоминания об этих самых чудесных и ужасных сутках на всю жизнь и больше не впустит в свое тело никого, он будет просто продолжать любить Каме. Но никому, даже ему, не позволит больше использовать себя.
Тайске взглянул на Каме, в последний раз.
«Спасибо за то, что было. Это хороший жизненный опыт».
Семпай строчил кому-то смс, при этом очень счастливо улыбаясь».
«Спасибо, бабушка», – подумал Фуджи, грустно смотря в окно.
А ведь она с них даже плату не взяла. Вдруг у Каме зазвонил телефон, парень ответил. Он говорил тихо, но все же до Фуджигаи долетали сказанные слова.
- Да?... Тебе не понятно?... Что тебе не понятно?... Повторить?... Между нами все кончено… Да, меня у тебя увели…
Тайске чуть с кресла не свалился, ошалело смотря на Казую. Тот в ответ повернулся и посмотрел Тайпи в глаза и, улыбнувшись, подмигнул, а потом написал смс:
«Сегодня ночью жду тебя в своем номере. Придешь?»
«Да…», - написал Тайске в ответ.

URL
2013-08-31 в 10:21 

sneza
Лесбиянство, гомосексуализм, мазохизм, садизм-это не извращения. Извращений, собственно, только два: хоккей на траве и балет на льду. (Ф.Раневская)
Спасибо:jump:!!!!! Очень нравится)

2013-08-31 в 19:57 

Yaoi Trio
всегда пожалуйста))

URL
2014-02-22 в 11:00 

Вот так и уводят))))

URL
2014-07-17 в 06:00 

Yaoi Trio
Точно! Так и уводят

URL
   

Территория яоя (18+)

главная